Политика

06.12.2019

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

28 оттенков зеленого: за что латвийских «зеленых» исключили из европейской экологической партии?

28 оттенков зеленого: за что латвийских «зеленых» исключили из европейской экологической партии?
  • Участники дискуссии:

    7
    14
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Экологический развод

На сайте ЛЗП об этом до сих пор не сказано ни слова. Как будто речь идет о второразрядном событии, не достойном упоминания. А ведь латвийские «зеленые», как и другие национальные партии, являлись сторонниками ЕС. И вот их изгоняют из европейского партийного клуба. За что боролись?

Впрочем, случившееся для самих латышских «зеленых» не было неожиданностью. Дело к политическому разводу шло давно.

Формальным поводом для исключения из рядов Европейской партии «зеленых» стали систематическая неуплата членских взносов и отсутствие латвийских делегатов на съездах. Но неужели у одной из правящих партий Латвии не хватало средств для уплаты символических взносов и денег на билеты для делегатов? Нет, расхождения между европейскими «зелеными» и их латвийскими коллегами имеют более глубокие причины.
 
Не в «такую Европу» они хотели. И не толерантность влекла их в ряды ЕС. А скорее, совсем противоположные ценности.
Как известно, большинство европейских зеленых политиков исповедуют сегодня своеобразную доктрину, представляющую гремучую смесь энвайронменталистких идей в сочетании с леволиберальными постулатами. Более того, немало среди «зеленых» на Западе и приверженцев «экологического социализма», которые видят источник эксплуатации природы и человека в политике капиталистических корпораций. И провозглашают курс на гармоническое самоуправляющееся общество, ориентированное на здоровую жизнь людей, а не на прибыль.
 
Разумеется, у большинства политиков современной Латвии, охваченных эпидемией антикоммунизма, любой социализм, «зеленый» или «красный», вызывает зубовный скрежет.
Впрочем, левоэкологические тенденции в самой «Еврозеленой» партии преувеличивать не стоит. Экосоциалисты были сильны, например, в одной из ведущих зеленых партий ЕС — среди немецкой «Ди Грюне партай». Однако в последнее время их, как и экологических фундаменталистов, потеснили политические прагматики, взявшие руководство «Ди Грюне» в свои руки.

Однако и с европейскими «зелеными» либералами у их латышских одно партийцев наметились серьезные разногласия. И вот почему.

Экологическая оборона

Политическая ситуация в «старых» и «новых» странах ЕС — достаточно разная. В Германии или Франции партийная сцена имеет четкие ориентиры и давнюю историю. Огромное влияние на нее оказывают «снизу» профсоюзные и иные общественные инициативы, в том числе — и экологические. В Западной Европе левые взгляды считаются признаком прогрессивного мировозрения.

Иное дело — Восточная Европа. Здесь все зачищено и выжжено пресловутой «декоммунизацией». В обществе насаждаются самые грубые националистические стереотипы. Поэтому даже «зеленые» здесь имеют весьма специфический окрас.
 

Латвийская зеленая партия возникла еще во времена СССР, точнее — борьбы с ним в начале 90-х. В 1995 ЛЗП участвовала в выборах в коалиции с «Движением за национальную независимость Латвии». Именно ДПНЛ была той радикальной политической силой, которая еще в советское время провозгласила курс на отделение Латвии. Впоследствии эта партия позиционировала себя как консервативная, но по ряду признаков ДПНЛ и ее приемники близки к крайне правым.
 

После электорального провала ЛЗП во 2-й половине 90-х годов она вступила в союз с Латвийским крестьянским союзом и вернула себе места в парламенте. На сегодня «зеленые» располагают 7 депутатскими мандатами из 100 и двумя министерскими портфелями. Пост министра обороны Латвии «зеленый» — и вовсе не по соображениям камуфляжа. С 2014 года его занимает член ЛПЗ Раймонд Бергманис. Правда, латвийские танки и БТРы при министре обороны-экологе так и не перешли на электродвигатели или другие возобновляемые источники.

11 ноября, когда его партию исключили из Европейской партии зеленых, Бергманис принимал военный парад в Риге по случаю Дня павших героев. В прошлом Бергманис был известным штангистом, работал также в националистическом молодежном ополчении «Яунсардзе».
 
Под стать этому и в целом идеология ЛЗП. В отличие от большинства своих западноевропейских коллег, латвийские зеленые исповедуют «зеленый консерватизм».
Идеология, мягко говоря, достаточно противоречивая. Как известно, экологические партии формируются в 70-е годы во многом из бывших участников недавних молодежных протестов и леворадикальных бунтарей. Не случайно, символом «зеленого движения» долгое время являлся Даниэль Кон-Бендит — «Рыжий Дани», один из лидеров «красного мая» 1968 года в Париже.

Идеологию радикальных «зеленых», к которой звучал явный вызов капитализму, попытались нейтрализовать разными способами. Помимо ее переключения на гипертрофированную «политкорректность», одним из инструментов подмены стал «эко-консерватизм».

Виртуальное зеленое покрывало

В этой эклектической доктрине забота об окружающей среде тесно сочетается с защитой частного капитала, «свободного рынка» и с другими идеологиями, стоящими на их защите. Разумеется, на первом месте в качестве таковых выступают национализм и клерикализм.
 

Определенные «зеленые» фракции, например, существуют в Республиканской партии США. Их основная цель — отнять часть «зеленой» повестки и демократов и несистемных активистов. Одним из республиканцев-«экологов» был не безызвестный воинственный сенатор Джон Маккейн. Интересно, что думал этот пилот американских ВВС о защите природы, когда его сбрасывали тонны токсичного «оранжа» на вьетнамские джунгли?
 

С экологической риторикой выступает и Консервативная партия Дании, и многие другие подобные политические объединения. Даже в таком оплоте радикалов и фактически — «родине» зеленых партий, как Германия, громко заявляют о себе «эко-консерваторы». Например, министр-президент федеральной земли Баден-Вюртемберг Винфрид Кречманн от немецкой партии «Союз90/«Зеленые» многими характеризуется как консервативно-либеральный политик. Несмотря на то, что в бурной молодости Кречманн принадлежал к маоисткому Коммунистическому Союзу Западной Германии. В прошлом к левому движению принадлежала и Мария Лиуза Бек, ныне выступающая с резкими заявлениями против РФ.

Более того, часть бывших членов «Ди Грюне» образовали «Экологическую демократическую партию». К лозунгам защиты «матушки-природы» здесь щедро примешиваются тезисы христианско-фундаменталистского движения «За жизнь» — против абортов, эвтаназии и тому подобного. Здесь также нет особого сочувствия к мигрантам, геям, лесбиянкам и феминисткам.

Но все же в западноевропейском контексте такие «зеленые» остаются пока что политическими маргиналами, и вероятно, нуждаются в двойных «кавычках» при написании. Ведь по фундаментальному вопросу о сохранении равновесия между природой и человеком даже позеленевшие консерваторы не могут сказать ничего нового.
 

Большинству здравомыслящих людей человеку сегодня очевидно, что ответственность за все возрастающий выброс СО2 и глобальное потепление, загрязнение земли и океана пластиковыми отходами, вырубку лесов в Амазонии или Восточной Европе несут глобальные корпорации и местные капиталисты. А не «коммуняки» и «москали».
 

Но вот в восточно-европейской части ЕС или в Украине — ситуация несколько иная. Почти все системные политики прочно оседлали здесь конька местного национализма. Впрочем, это не случайно. Стоит отказаться от воинственной национальной риторики и разжигания страха и истерии — и все провалы неолиберализма станут очевидны. Поэтому достаточно неприглядное тело короля голого монетаризма и драпируют виртуальными тканями национальных расцветок. Иногда добавляя в него и зеленого колера.

В случае с латвийскими «зелеными» в консервативную доктрину органично вписался их блок с «Латвийским Крестьянским Союзом». Именно этот альянс привел обе партии к власти в середине 90-х. СМИ также называли тогда главным покровителем и спонсором «Союза зеленых и крестьян» одного из крупнейших олигархов Латвии Айвара Лембергса.

Межнациональное сожительство

Но вернемся к исключению латвийских «зеленых» их европейского клуба их коллег. Как мы уже говорили, формальным основанием этого стали неуплата взносов и прогул съездов. Но каковы реальные мотивы?

В ходе предшествующих этому дискуссий в вину руководству ЛЗП ставилась отсутствие внутрипартийной демократии, отказ от контактов с Европейской партией зеленых, публичная поддержка лидером партии Эдгаром Таварсом президента США Дональда Трампа. Латвийские «зеленые» выступали против принятия беженцев по обязательным квотам ЕС и голосовали в сейме против закона «О сожительстве», частично легализующего гомосексуальные пары.

Впрочем, не такого рода проблемы являются самыми серьезными для современной Латвии. Массовый наплыв мигрантов не особо угрожает этой прибалтийской республике — все же не совсем тот социально-экономический уровень. Гей-парады в Риге проводятся свободно, а в 2014 году даже министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич признался в своей нетрадиционной ориентации.  Между прочим, Ринкевич принадлежит к консервативным политическим кругам. Правда, при этом Латвии дают последнее место в ЕС по правам ЛГБТ-сообщества. Но это — если судить по европейским стандартам.

Самой же серьезной проблемой, раскалывающей общество, является отношение на государственном уровне к русскоязычному меньшинству. В частности — к возможности получать образование на русском языке. И вот здесь латвийские «зеленые» также придерживаются дискриминационной политики.
 
Европейская партия зеленых критикует бывшего президента Латвии Раймонда Вейониса, члена ЛПЗ, за закон о переводе государственных школ национальных меньшинств на латышский язык обучения.
Ведь на самом деле базовые демократические ценности, к которым апеллирует и Европейский Союз, предполагают такое неотъемное право каждого использовать свой родной язык, в том числе — и для получения образования.

При этом на сайте ЛПЗ нет призывов к открытому ущемлению русскоязычных по национальному признаку. Например, в октябре 2019 года победителем партийного патриотического конкурса стала ученица 12-го класса Технологической школы Виктория Максимова. Ее поздравил все тот же Раймонд Бергманис. Поэтому в этническом национализме латвийских «зеленых» упрекнуть нельзя. Их национализм — государственного толка.

А дискуссия между либеральной и ультраконсервативной фракциями ведется о том, на каком языке национальные меньшинства будут воспитывать «патриотами Латвии» — на латышском или их собственном? В более широком смысле речь идет про то, какие силы в ближайшем будущем восторжествуют в восточно-европейском сегменте ЕС? Сторонники «жесткого подхода», ориентированные на «ястребов» с берегов Потомака? Или евроцентристы с более гибкой либеральной тактикой.
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Сергей Васильев
Латвия

Сергей Васильев

Бизнесмен, кризисный управляющий

Репортаж из окопов. На последнем рубеже "Свободного мира"

Вадим Авва
Латвия

Вадим Авва

Публицист

ДОЛГИ НАШИ

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Так похоже на Россию, только все же не Россия

Владимир Линдерман
Латвия

Владимир Линдерман

Председатель партии «За родной язык!»

«Мягкая сила» России: соотечественники в предвкушении перемен

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.