Политэкономика

12.07.2013

Ольга Князева
Латвия

Ольга Князева

Журналист

8 хитростей для Латвии

От иностранных и своих латышей

8 хитростей для Латвии
  • Участники дискуссии:

    40
    210
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

На прошлой неделе в рамках первого Всемирного латышского форума приехавшие со всего мира латыши совместно с местными экспертами пытались найти ответ на важные вопросы.

Как должна развиваться Латвия, чтобы не оказаться на задворках мировой экономики? Где сейчас наше место и на что мы способны в будущем? «Если за 10 лет не приблизимся к среднему уровню благосостояния ЕС, мы не сможем оправдать свое существование как политическое государство», — объявил в начале форума президент Латвии Андрис Берзиньш. А вот как достичь этой цели при существующем ворохе проблем — об этом говорили экономисты и предприниматели.

Как выглядит Латвия со стороны? Отношение к нам двоякое. Да, успехи последних лет, когда стране удалось вырваться из тисков жесточайшего кризиса и возглавить список европейских стран с самым быстрым приростом ВВП на душу населения, — очевидный факт. С другой стороны, уровень бедности в стране постоянно вызывает нарекания международных экспертов, ВВП на душу населения — один из самых низких в ЕС, а эмиграция стала национальной катастрофой. В принципе, за все эти проблемы Латвию нещадно критикует американский экономист Пол Кругман. Но если он настойчиво призывал провести девальвацию лата и тем самым решить все проблемы, то сейчас о девальвации никто даже и не вспомнил. Страна фактически вступила в зону евро, а значит, стимулировать экономику монетарным регулированием уже не в нашей власти.

«Нам нужны ваши советы, как поднять наш уровень жизни, — честно признался президент. — У нас есть и свои общественные организации, которые регулярно эти советы дают, и мы что–то делаем, но поймите, люди все равно уезжают из страны. Если мы не обеспечим для наших людей нормальный уровень зарплат, хорошее образование и здравоохранение, то люди и дальше будут покупать билеты на самолет в один конец».

Советов, прозвучавших на форуме, было немало. Выводы:


1. Производить товары с высокой добавленной стоимостью


«Знаете, почему мы бедные, несмотря на наши успехи? — обратился к залу президент Банка Латвии Илмарс Римшевич. — Несмотря на все наши успехи — стабильность финансового сектора, фискальную дисциплину и введение евро, мы до сих пор производим продукцию преимущественно с низкой добавленной стоимостью. У нас низкая производительность труда, так откуда взяться высоким зарплатам и пенсиям? А ведь вступление в еврозону этого не изменит».

Вывод от главы центробанка: пока Латвия не настроит свою экономику на производство товаров с высокой добавленной стоимостью, она будет оставаться бедной страной с низкими зарплатами. Об этом, кстати, Банк Латвии открыто говорил еще в 2006 году, обозначив конкретные отрасли, в которых есть потенциал роста прибавочной стоимости. «Когда в Латвии будет много таких предприятий, как Olainfarm и Grindeks, тогда зарплата вырастет с 500 до 1500 латов и нам не нужно будет думать о том, как вернуть людей на родину — они сами вернутся», — считает Римшевич.

Министр экономики Даниэлс Павлютс соглашается с Римшевичем, в цифрах показывая, насколько «примитивна» наша экономика: удельный вес производимых в стране товаров и услуг с высокой добавленной стоимостью — всего 18%. Для сравнения: в развитых странах этот показатель редко опускается ниже 45%. Есть еще одна цифра для размышлений. Латвийский экспорт за последний год превысил докризисные показатели на 20%. Вроде бы хорошо. Однако успехи, по словам Павлютса, были достигнуты не за счет роста внешнего спроса, а из–за жесткой конкуренции. Которая, в свою очередь, часто объясняется более дешевой ценой. Но очевидно также, что для ценовой конкуренции есть и нижний предел, когда продавать продукцию становится уже невыгодно. И если вдруг он наступит, то закончится наша история успеха. Тем более что эксперты не устают повторять избитую фразу о том, что в мире всегда найдется пара миллиардов людей, которые готовы будут работать за меньшие деньги, чем мы.

Так что же делать? По словам Римшевича, начинать надо с образования. «Я знаю, что есть местные и иностранные компании, которые хотят открыть в Латвии производство с высокой добавленной стоимостью, — говорит он, — но они не делают этого, так как понимают, что для такого производства нет кадров». Павлютс же уверен, что в погоне за высокотехнологичными производствами, нам нельзя забывать и о традиционных отраслях, которые пока вытягивают экономику Латвии. Пусть не всегда качеством, но хотя бы количеством.


2. Идти на восток, там нас еще не знают


Пока с качественными улучшениям латвийского экспорта нет прогресса, нужно пытаться продавать то, что уже есть, не только в ЕС, но и на востоке. «Такие страны, как Армения, Грузия, Азербайджан, Таджикистан, смотрят на Латвию как на абсолютно европейскую страну, у которой уже есть евро, — говорит министр иностранных дел Эдгарс Ринкевичс. — Мы понимаем, что потенциал сотрудничества со странами Центральной Азии для нас огромный. Вряд ли мы сможем поставлять им продукцию в индустриальных масштабах — у нас нет для этого ресурсов, — но мы можем предложить для них свои порты, транспорт, логистику и экспорт образования».

В зоне особого внимания Латвии также страны БРИКС, которые займут доминирующее положение в мировой экономике. Точно так же, как когда–то это сделали Европа и США. Уже сегодня совокупный объем ВВП пяти стран превышает 21% общемирового ВВП, причем за последние 15 лет он вырос более чем в три раза. Эти страны контролируют около 45% мировых валютных резервов, и их доля продолжает расти.

Однако пока действительно серьезное сотрудничество из этой пятерки у Латвии существует только с Россией, которая является вторым торговым партнером. Однако к 2020 году планируется открыть дипломатические представительства с Бразилией, Индией и ЮАР. По мнению Ринкевичса, это станет толчком для роста нашего экспорта на экзотических для нас рынках.


3. «Встать на плечи других»


Сингапурский эксперт Сев Тиам Лов в Риге бывал уже не раз. В один из последних своих визитов он выступил с лекцией об истории сингапурского успеха, рассказав, как этой маленькой чудо–стране за 40 лет удалось превратиться из безжизненного постколониального клочка земли в одно из самых процветающих государств мира. Сейчас Сев Тиам Лов предложил для Латвии те рецепты, которые, на его взгляд, не требуют больших ресурсов, но дают колоссальный эффект в развитии.

«Знаете, что сказал наш лидер Ли Куан Ю, когда перед ним встала задача сделать Сингапур процветающим государством? Он сказал: я хочу встать на плечи других, чтобы видеть дальше, — рассказывает сингапурский эксперт. — Это значит, что не обязательно быть оригинальным в том, как вы собираетесь развивать свою экономику. Можно учиться у других, изучать чужой опыт и брать от него все самое лучшее».

По словам Сев Тиам Лова, в слагаемых успеха Сингапура есть много составляющих, но главных всего три. Во–первых, это умные образованные люди, которым можно доверить управление страной, не боясь коррупции и взяточничества. Во–вторых, это работа на себя в прямом смысле этого слова. «Мы не социалисты, мы не капиталисты, нам не нужны никакие альянсы и союзы, для того чтобы быть богатыми и счастливыми. Мы сами за себя и делаем то, что выгодно нам, а не кому–то еще», — пояснил он.

И наконец, это образование. Интересно, что, столкнувшись в 70–е годы прошлого века с оттоком молодых людей из Сингапура, правительство срочно предприняло контрмеры, включив политику привлечения молодых людей из других стран. Уже через 5 лет приток молодежи в страну в несколько раз превышал эмиграцию. «Я знаю, что для Латвии это большая проблема, с которой срочно нужно разобраться. Ведь странно получается: люди приезжают в Сингапур, чтобы разбогатеть, а ваши за тем же самым уезжают из страны».


4. Включить экспорт образования


Выступавший сразу после сингапурца предприниматель Карлис Цербулис заявил, что видит спасение латвийской экономики, во–первых, в деньгах нерезидентов, которые в сложное время помогли Латвии, и во–вторых — в агрессивном экспорте студентов со всего мира, и особенно из Китая.

«Фактически россияне с их видами на жительство за инвестиции спасли часть Латвии. В рамках этой программы граждане России инвестировали в Латвию почти полмиллиарда евро, а каждый вид на жительство позволил остаться на родине 5–10 латвийцам. Ликвидация этой программы стала бы самоубийством», — заявил он. Впрочем, здесь уместна оговорка: г–н Цербулис тесно связан с отраслью недвижимости и много лет занимается девелопментом. Поэтому в его экспертном мнении, конечно же, есть и мотивы личной выгоды. Что же касается экспорта образования и того, как Латвия могла бы зарабатывать на нем, то Цербулис привел такие цифры.

Каждый иностранный студент прямо и косвенно приносит экономике страны около 15 тысяч долларов в год. По расчетам Цербулиса, Латвия могла бы обучать около 17 тысяч иностранных студентов в год, а это в совокупности уже 250 млн. долларов ежегодно. Живые деньги для пособий и пенсий. «Нам надо понять, что в мире идет война за людей, — говорит он. — Плохая демография — это ведь не только наша беда. И нам нужно делать все возможное, чтобы другие государства не крали наших людей».


5. Научиться торговать, а не торговаться


«Мы можем построить прекрасные фабрики и заводы, но у нас ничего не получится, если мы не научимся продавать то, что научились производить, — считает экс–министр экономики, предприниматель Юрис Луянс. — Мы прекрасно умеем торговаться в политике и в жизни, но торговать так и не научились». По его мнению, сидя в Латвии и работая только на внутренний рынок, бизнес не получает никаких знаний.

И даже эмиграцию нужно рассматривать не как проблему, а как возможность. Как считает вице–президент Латвийской торгово–промышленной палаты Айгарс Ростовскис, Латвии следует отказаться от «холопьего мышления» и не слишком полагаться на деньги из фондов ЕС, приглашая эмигрировавших жителей вернуться и инвестировать в экономику родины.


6. Быть гибкими


О своем опыте гибкости и умении подстраиваться под чужой менталитет рассказал глава компании по производству сухих смесей Sakret Андрис Ванагс. Сейчас у латвийского предприятия четыре завода в Балтии, которые работают по франшизе от немецких владельцев бренда. В прошлом месяце Sakret Latvija заложила камень для строительства своего первого завода в России, который тоже будет работать по франшизе.

«Когда мы шли в Россию, у нас не было денег, чтобы построить там завод, — говорит он. — Но мы сделали по–другому. Нашли там российских партнеров и сказали им: ребята, у нас есть бренд, опыт и знания, которые мы готовы вам продать. Что это значит? Это значит, что не обязательно иметь миллионы, чтобы развивать экспорт. И особенно это касается России, где можно легко утонуть. У нас есть нечто другое, что мы слабо используем. Мы, латыши, прекрасно понимаем, что такое Россия. Мы уже знаем, что такое Запад. И мы можем стать реальным связующим звеном между ними. Для россиян невероятно ценным является то, что мы говорим с ними на одном языке, понимаем их менталитет. И на 50% только из–за этого они готовы работать с нами, а не с немцами, например. Это наше конкурентное преимущество перед Западом и Востоком. Нам надо просто это один раз понять».


7. Навести порядок


О том, что мешает развитию бизнеса в Латвии и приходу иностранных инвесторов, сказано было немало. Об этом говорили и сами инвесторы (см. Врезку), и аудиторские фирмы, которые проанализировали слабые места Латвии. Это судебная система со слишком затянутыми сроками рассмотрения дел. Это хромающие латвийские законы, призванные защищать интересы инвесторов, а также нормы, регулирующие строительную сферу. Это неупорядоченные цены на электричество, убивающие производственную отрасль, а также слишком большая нагрузка на рабочую силу.


8. Объединить нацию


У нас масса экономических планов, в том числе Национальный план развития, где есть список всевозможных мероприятий, включая увеличение поголовья птиц и расширение числа творческих коллективов. Но нет главного — ответа на вопрос, как в Латвии объединить нации, — считает Айгарс Ростоцкис. Пожалуй, это единственный эксперт, который хоть как–то напомнил еще об одной проблеме латвийского государства. Если не считать сингапурского эксперта, который случайно ли, нет, но отметил, что в Сингапуре проживает 75% китайцев, а государственный язык при этом английский. «Мы у себя дома говорим так: неважно, какого цвета кошка. Главное, чтобы она ловила мышей», — пояснил он.

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Андрей Татарчук
Латвия

Андрей Татарчук

Специальный корреспондент гибридной войны

Транзит: ничего личного — или?..

Почему Литва отдает 95% грузов

Александр Усовский
Беларусь

Александр Усовский

Историк, писатель, публицист

Расширение ЕАЭС должно продолжаться

На Восток или на Запад?

Глеб Шутов
Беларусь

Глеб Шутов

Старший аналитик Центра внешнеполитических и стратегических исследований

Не бойтесь китайцев, юань приносящих

или Белорусский урок для Латвии

Закат Европы в точных цифрах

Реальный ВВП Eвросоюза и США шокирует

Как Никита Хрущёв перевоспитывал латышских националистов

Кстати об Альфе. Там был секретный отдел, подчинённый параллельно КГБ СССР. Делали всякие подслушки, смотряшки и прочие погремушки

Почему так важна дата 13 октября

Не всегда этническая дискриминация распространяется на всю дискриминируемую группу. Авторы идеи негражданства посчитали, что достаточно для исполнения их целей лешить избирательных

Принимая во внимание исторические обстоятельства...

Хороший стеб))

БОРЬБА С ПРИРОДОЙ

Все директора ЛЮБЫХ школ в Латвии Вам ответили бы одобрямс одобрямс одобрямс любое что министерство решит скажет

Характер современного капитализма в мире и в Латвии

У меня не было задачи перечислить в предыдущем комментарии все центральные экономические концепции Маркса. Добавьте сами в Ngram comparative advantage от Рикардо; surplus value, la

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.