За равные права

22.11.2019

Владимир Линдерман
Латвия

Владимир Линдерман

Председатель партии «За родной язык!»

Дело Филея: откуда взялись военные преступления, если не было войны?

Дело Филея: откуда взялись военные преступления, если не было войны?
  • Участники дискуссии:

    29
    128
  • Последняя реплика:

    16 дней назад


Служба государственной безопасности (СГБ) передала в прокуратуру материалы дела против члена Русского союза Латвии Александра Филея. Из сообщения СГБ для прессы следует, что Филею предъявляют, цитирую буквально, «публичное отрицание оккупации Латвийской Республики и прославление осуществленных СССР военных преступлений».

Что не запрещено, то разрешено

Эта фраза из пресс-релиза повергла меня в легкий ступор. Привыкший ко многому, такого наплевательского отношения к закону я все же не ожидал. Начну с того, что отрицание «оккупации» не является в Латвии уголовным преступлением и, соответственно, наказанию не подлежит.


Организатор «Тотального диктанта» в Латвии Александр Филей

Для тех, кто не в курсе или забыл, сообщаю, что в 2014 году Сейм дополнил Уголовный закон статьей 74 прим, карающей за «оправдание геноцида, преступления против человечности, преступления против мира и военного преступления». Часть депутатов хотела тогда включить в новую статью наказание за «оправдание агрессии Советского Союза против Латвии». Но это предложение не прошло.

Из чего следует, что каждый человек вправе как ему заблагорассудится оценивать вступление Красной армии в Латвию в 1940 году. Может публично назвать это агрессией, оккупацией, выполнением межгосударственных соглашений, братской помощью рабочим и крестьянам или обоснованной военной мерой в преддверии войны – на выбор. Закон не запрещает.

Что написал Филей?

Давайте заглянем в «преступный» текст Александр Филея, из-за которого против него возбудили уголовное дело. 17 июня этого года Филей разместил в Facebook пост, где поздравил читателей с очередной годовщиной ввода Красной армии на территорию Латвии. Пост длинный, цитирую выборочно:
 
«Всех причастных поздравляю с праздником. (…) Ровно семьдесят девять лет назад в Латвию, погруженную в диктаторский режим, который строился на принципах свирепого национализма, был введен ограниченный контингент Красной армии. Этот акт привел к скорому установлению советской власти. (…)

А Латвия была вовсе не против стать советской. Рабочее движение было мощным и развернутым. (…) Вся латвийская армия, клявшаяся в верности «вадонису», тут же влилась в ряды РККА. Безропотно и бестрепетно. Латвийские чиновники начали отчаянную подковерную борьбу за доступ к властным механизмам (…)

Лето 1940 года принесло многим тысячам людей долгожданное освобождение от непосильного латифундистского гнета. Особенно бедным малоземельным крестьянам, подневольным батракам и обездоленным рабочим, а также студентам, которые в принудительном порядке отправлялись на лесоповал и торфозаготовки. Поэтому эту дату надо уважать и почитать (…)».
 

Итак, что мы видим? Автор, опираясь на классовый подход, положительно и даже восторженно оценивает ввод частей РККА на территорию Латвии, а также призывает читателей присоединиться к его оценке. Ну, имеет право. Как я уже сказал, закон не запрещает.
 

Может быть, СГБ упомянула в пресс-релизе «отрицание оккупации», чтобы лишний раз покошмарить русских жителей Латвии, нагнать страху? Мол, будете отрицать – отправитесь за решетку? Другого объяснения я не вижу. В статье 74 прим, которую предъявляют Филею, про «оккупацию» нет ни слова.

Незаметная война

С «оккупацией» и ее отрицанием разобрались, теперь – что касается «прославления осуществленных СССР военных преступлений». Возможно, я сообщу какую-то ошеломляющую новость для сотрудников СГБ, но военное преступление можно совершить только во время войны.

Военные преступления – собирательный термин, им обозначают особо тяжкие нарушения тех правовых норм и принципов, которые обеспечивают защиту жертвам войны и ограничивают методы ведения боевых действий.

К военным преступлениям относят убийства и истязания пленных, умышленные нападения на гражданские объекты, которые не являются военными целями, взятие заложников и тому подобное.

Такова общепризнанная в мире трактовка понятия «военные преступления».
 

А теперь, внимание, вопрос, точнее, вопросы: какая война происходила на территории Латвии летом 1940 года? Почему она не отмечена в учебниках истории? Если войны, вооруженного конфликта не было, то как красноармейцы умудрились совершить военные преступления? И как Филей мог «прославить» то, чего не было?
 

Общий вывод: сотрудники Службы госбезопасности состряпали дело, которое грубо игнорирует как латвийское, так и международное законодательство.
 


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Гапоненко
Латвия

Александр Гапоненко

Доктор экономических наук

ДЕЛА СУДЕБНЫЕ

Александр Гапоненко
Латвия

Александр Гапоненко

Доктор экономических наук

СУДИТЬ БУДУТ ЗА ВЕСЬ РУССКИЙ МИР

Александр Гапоненко
Латвия

Александр Гапоненко

Доктор экономических наук

Год тюрьмы за референдум по русскому языку в Латвии

Карен Маркарян
Латвия

Карен Маркарян

Журналист

Как латвийский апартеид истребляет русских неграждан

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.