Как это делается

26.01.2021

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

«Эта сцепка делается для того, чтобы вы получили максимальные увечья». События в России разбираем с политологом Лазуткиным

«Эта сцепка делается для того, чтобы вы получили максимальные увечья». События в России разбираем с политологом Лазуткиным
  • Участники дискуссии:

    31
    205
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

События в России до боли напоминают события в Беларуси в 2020 году, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Евгений Поболовец, ведущий:
Я понимаю, что отсылка к методичке Шарпа у многих уже как кость в горле стоит  надоела эта шарманка. Но из песни слов не выкинешь. Организаторы маршей несогласных не стали сильно заморачиваться и попросту сделали все так, как в методичке и прописали когда-то. Снова социальные сети как спичка для костра  в России, правда, больше на TikTok налегали, а не на Telegram. Снова обращение «каратели» в адрес полиции, снова беременные, которых избили, снова дети как щит на передовой борьбы с режимом.

Но были и отличия. Тему продолжим с гостем студии Андреем Лазуткиным.

Самая большая странность – протесты без какого-либо выраженного лидераЛюди якобы спонтанно выходят и спонтанно протестуют

Евгений Поболовец, ведущий:
Смотрим на видео событий в России, и не покидает ощущение какого-то дежавю. Давайте обозначим основные маркеры, почему эти события в России очень похожи на то, что происходило в Беларуси не так давно.

Андрей Лазуткин, политолог:
Самая большая странность – протесты вообще без какого-либо выраженного лидера. Как и у нас, здесь их нет. Навальный сразу по прилету поступает в СИЗО, а акции проводятся как бы уже без его участия. Люди якобы спонтанно выходят и спонтанно протестуют. Как и у нас, повестка должна быть подменена. Сначала люди выходят, например, в поддержку кандидатов, потом они выходят, потому что хотели голосовать иначе, а потом они выходят, потому что уже кого-то избивают, насилуют и прочее.

Евгений Поболовец:
Потом против насилия выходят.

Андрей Лазуткин:
Да. Как мы видим, в принципе, здесь это начинает работать. Я думаю, что в ближайшее время будем наблюдать именно протесты против насилия уже в России: против полиции, против беспредела и так далее. То, что мы наблюдали в Беларуси.

В России дети себя вели не просто так, потому что им захотелось за Навального протестовать. По ним целенаправленно отрабатывали

Евгений Поболовец:
Изначально было заявлено, что митинг мирный – смотрим на эти кадры. Я не совсем тогда понимаю, зачем этим заниматься, если митинг мирный?

Андрей Лазуткин:
У нас мы это тоже все проходили до того, как началась силовая часть протеста. Но в России дети себя вели не просто так, потому что им захотелось за Навального протестовать. По ним целенаправленно отрабатывали. Если в Беларуси применялись одни соцсети, то в России популярна соцсеть TikTok. Это очень простая, детская соцсеть, дети снимают там короткие, небольшие видео. Казалось бы, какая там может быть политика? Но нет, туда дотянулись американские организаторы. И если мы посмотрим нашу белорусскую картину протестов, то у нас был Telegram основным инструментом организации.

Евгений Поболовец:
Чтобы не быть голословными, покажем фотографии протеста с детским лицом.



– А представляешь, что с твоей мамой будет, если она узнает, что тебя задержали, такого маленького?
– Приедет, заберет и все.

Евгений Поболовец:
Это мальчик был из Москвы. Зачем детей звать на такие мероприятия?

Для чего этот ребенок пришел в первый раз, никого не заинтересует. Если завтра его переедет милицейская машина, это даст топливо для протестов еще на месяц

Андрей Лазуткин:
Дети страха не боятся. Но когда вы моделируете такого рода ситуации, ваша задача – вывести именно те группы социальные, которые, скажем так, уязвимы. Хорошо, если на акции будет много пенсионеров, хорошо, если там будет много молодых девушек, хорошо, если это будут дети, потому что с каждым из них в ходе акции что-то может случиться. Ребенок может где-то упасть, девушку может сбить машина, женщину могут ударить. И каждый такой повод будет раскручен и вброшен уже для последующих протестов. Для чего этот ребенок пришел в первый раз, никого не заинтересует. Если завтра его переедет милицейская машина, это даст топливо для протестов еще на месяц. Задача будет выполнена.

Евгений Поболовец:
Есть прямые аналогии с нашими событиями. Это женщина в России.

– Я не боюсь.
– Не надо.
– Мне 90 лет. Но мне неприятно, когда проверяют билеты в электричке. И я тоже не боюсь, я думаю…

А вот теперь события в Беларуси. Это Нина Багинская, если кто не знает.

Андрей Лазуткин:
Наша бабушка лучше старается, конечно. Но посмотрите, как эту российскую пенсионерку снимают с десяти ракурсов. Когда происходит такой подход к милиции, сразу же появляются журналисты, которые будут женщин снимать – а вдруг ее ударят, вдруг ее толкнут, вдруг что-то еще. Это все понятно, и это же было на Майдане, эти бабки, которые ходят по митингам, это не российская технология и не белорусская, это скорее украинский обкатанный уже вариант.

Вся революция цветная – это не революция прямых приказов. Задача организатора – создавать условия, чтобы были боевые контакты

Понимаете, вот эта вся революция цветная – это не революция прямых приказов, что такая-то бабка идет сюда, а такой-то парень идет сюда. Ваша задача как организатора – именно создавать условия, чтобы были вот эти боевые контакты, чтобы люди озлоблялись, чтобы происходили эти стычки, и тогда уже идет раскрутка сама собой.

Евгений Поболовец:
Управляемый хаос, так это назовем?

Андрей Лазуткин:
Это не хаос. Это скорее конкретные точки, которые обрабатываются.

Наша специфика в том, что у нас и в России очень разное отношение к милиции. У нас оно было и, я думаю, есть гораздо лучше, чем там

Евгений Поболовец:
Давайте еще один эпизод посмотрим. Вот это Россия, здесь у нас происходит задержание.

И вот у нас похожее видео. Знаменитый кадр из Беларуси.

­– Что ты делаешь? Отпусти его! 
– Я его отпустил!

Андрей Лазуткин:
Наша специфика в том, что у нас и в России очень разное отношение к милиции. У нас оно было и, я думаю, есть гораздо лучше, чем там. Ну, объективно так получилось. И у нас, чтобы развалить силовой блок, заранее, примерно полтора года, работали чисто по милиции. Надо было, во-первых, ее дискредитировать в глазах людей через какие-то служебные сливы.

Евгений Поболовец:
Началось с ситуации в Могилеве с цыганами? Оттуда началось все?

Андрей Лазуткин:
Да. Для того, чтобы эффективно провести эту цветную революцию, надо сначала разложить силовой блок, который не будет выполнять приказы, и при этом его дискредитировать в глазах населения. Если они эти приказы выполнят, то надо их обозвать карателями, фашистами и так далее.

Евгений Поболовец:
Кстати, в России в первый же день карателями называли.

Андрей Лазуткин:
В России эта фаза пропущена, потому что там, по крайней мере в крупных городах, к полиции, к ОМОНу очень двоякое отношение. Люди их не сильно любят. И там охотно поверят, что кого-то избили, убили, похитили.

В нашем случае, чтобы человек ударил представителя милиции, нужна какая-то веская причина. В принципе, эту проблему обошли тем, что в первые дни беспорядков использовались уголовники, лица, которые имели уже судимость, у которых низкая правовая культура, которым дать человеку в лицо, тем более милиционеру – это за почет, за честь.

Можно спросить: а что делают на вашей акции русского националиста кавказцы, например?

В России, да, вот, пожалуйста, возьмите чеченцев, например. Это отдельная субкультура в российском обществе, скажем так. И там есть этнические вопросы. Например, если чеченец бьет милицию, то обижаются русские, если русская милиция бьет чеченцев, то обижаются уже чеченцы. Там эти факторы этнические гораздо сильнее, чем у нас. Этнический фактор тоже будет разыгран, но не в первую очередь.

Сам Навальный – он националист по взглядам, причем русского толка. Можно спросить: а что у вас делают на вашей акции русского националиста кавказцы, например? Вопросы есть.

Евгений Поболовец:
А такими вопросами, наверное, никто особенно не задается.

Андрей Лазуткин:
Вы же понимаете, задача – вывести людей первый раз. За что они потом уже будут выходить, это даже не его ответственность. Он скажет: я был в СИЗО, я непричастен, они сами собирались. Как вот наша песня.

Евгений Поболовец:
Давайте еще одно видео посмотрим, как люди нападают на машины правоохранителей. Не совсем понятно, зачем этим заниматься. Это Беларусь. Плюс-минус события схожи.

Андрей Лазуткин:
Там сотруднику глаз выбили – на российском видео, которое мы первое посмотрели. Смотрите, как странно бьют машину. Наши – понятно, хотят достать обратно товарища своего, которого погрузили в бус. А там молодой человек бьет рукой или ногой по крылу машины. Вот на что он рассчитывает?

Евгений Поболовец:
Мне подсказывают, что это машина мэра одного из городов российских. Выбили стекло и даже, по-моему, осколками поранили глаз мэру.

Андрей Лазуткин:
Да-да, мэру.

Сцепка сцепке рознь.Людям нечем закрываться, они получают максимальные травмы головы. Эта кровь –новое топливо для цветной революции

Евгений Поболовец:
Подходы – насколько они похожи? То, что происходит в России, и то что происходило в Беларуси?

Андрей Лазуткин:
Допустим, мы наблюдали видеоряд со сцепками, но сцепка сцепке рознь. Есть сцепки, которые нацелены на…

Евгений Поболовец:
Это правильная сцепка?

Андрей Лазуткин:
Нет, это неправильная сцепка. Люди стоят здесь, руки у них заняты. Людям нечем закрываться, и они получают максимальные травмы головы. Эта сцепка делается для того, чтобы вы получили максимальные увечья, если вы выйдете.

Евгений Поболовец:
Чтобы максимальное количество жертв было среди стоящих?

Андрей Лазуткин:
Да.


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Юрий Алексеев
Латвия

Юрий Алексеев

Председатель.LV

УДАРИЛ ИЛИ ТОЛКНУЛ?

Женщина или мужчина?

Юрий Алексеев
Латвия

Юрий Алексеев

Председатель.LV

МАЛОЛЕТНИЕ ДЕБИЛЫ

Что с ними делать?

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

По белорусскому сценарию

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

Из Минска в Москву. Поцелуй в забрало

Нужен ли нам космос?

""Космос был, есть и останется передовым краем современной науки и научно-технического""Технологический прогресс к сожалению сваливается в сторону степени "на....ло и обдиралово" ;

Калиновский против крестьян

не было б политики "коренизации" при большевиках, не было б ни калиновского, ни богушевича. они б были, разумеется, но широко известны в узком кругу любителей краеведния. легче по

Это был мой президент

Я полагаю, что вопросу может ли этнический евреи быть русским националистом Вы сказать уже не имеете. IMHO - Вы не умеете разговаривать с здоровыми.

Разоблачая Соловьева, Латвия разоблачила себя.

сменит сексуальную ориентацию=это тут причем? не ожидала от вас...

Говорить с Россией по-взрослому послали, кого не жалко

Это твоя ничтожная Литва под боком у той ИМПЕРИИ. ИМПЕРИЯ только чихнёт, и всё - нету больше твоей Литвы.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.