РАЗОБЛАЧАЕМ FAKE NEWS

20.04.2021

Владислав Гуща
Великобритания

Владислав Гуща

Инженер-электронщик

фальсификации Польского изготовления

16 подруг сестры Юзефы

фальсификации Польского изготовления
  • Участники дискуссии:

    17
    45
  • Последняя реплика:

    26 дней назад

Дорогой русскоязычный читатель, прежде чем вы погрузитесь в детали очередной псевдоисторической фальсификации Польского изготовления, вы должны понимать — в части разоблачения речь не идет обо всем польском народе, а всего лишь о проделках небольшой частной конторы набитой проходимцами, которая получает финансирование за разжигание межнациональной розни.
 
Помните, что обычные поляки по прежнему поют русские песни, смотрят советские сериалы и зажигают свечи на могилах неизвестных красноармейцев павших за освобождение Польши.

Итак, начнем...

Весной 2021 года, в ряде польских СМИ прокатилась очередная пропагандистская кампания под заголовками “найдены убитые красноармейцами сестры”.  

Очередная историческая фальсификация по старой доброй традиции организованная “Институтом народной памяти” в очередной раз отбивала программный жупел очернения двух значимых дат — 22 января как “день (вымышленной) Советской оккупации” (а на самом деле начале операции по освобождению Польши) и 27 января — как “день (вымышленных) советских репрессий” (как повод очернить дату, когда Советский солдат открыл ворота Освенцима).

Многолетнее наблюдение за действиями польских исторических фальсификаторов выявила весьма несложную логику их действии.

 
За основу очередной провокации берется начало освобождения Польши и Восточной Пруссии. Авторы подыскивают любые населенные пункты освобожденные в эти даты, а далее туда переносятся некие леденящие душу события, целиком выдуманные местными городскими сумасшедшими или сидящими на грантах “института” краеведами на которых ложится почетное бремя выдумывать чужие воспоминания и подтасовывать факты. Делается это в типовые “три наката” проходящие в СМИ, за которые плохо придуманная местная байка из серии “одна бабка сказала” — превращается в несомненный “исторический факт”.

И это польские умельцы еще не знают, что 9-го февраля 1945 года, в том самом Вормдитте был арестован некто Александр Солженицын , будущий лауреат Нобелевской премии по литературе и обладатель роскошного особняка в штате Вермонт. Знай они это, там бы уже этому событию монумент открыли.

Увы.. как уже повелось в Польше, там где какая-то грязь, ложь, разжигание национальной, религиозной или идеологической розни, там снова не обойдется без Католической церкви
на русофобскую тропу войны, к нашему всеобщему сожалению снова выходят представители римско-католического духовенства.

Как известно, все новое это — хорошо забытое старое и история о которой речь пойдет далее, отнюдь не сенсационное открытие, так что оставалось лишь подождать когда ее снова достанут из сундука, сотрут пыль и снова раскрутят, тем более ряд наивных просчетов допущенных ранее, поставил организаторов фальсификации в неловкое положение которое им срочно пришлось исправлять, нарушая все мыслимые каноны Христианства и норм гражданского приличия.

К счастью для фальсификаторов, ротация придворных грантоедов удачно совпала с программой действии на 2021 год, которая сместилась с набивших оскомину вымышленных событий “советского террора” в нижней Силезии (юго-восток польши) и ознаменовалась планомерным перемещением в северные области Польши. В 2020-2021 русофобскую акцию переняли проф. Мирослав Голон (Mirosław Golon) и директор Областного центра образования и культуры в Гданьске отец Марцин Шафорс (o. Marcin Szafors) , которые с энтузиазмом взялись за дело, сделав описанную ниже историю частью своей пропагандистской затеи (об их проделках я подробно расскажу в следующей статье, обхохочетесь) . Итак, в конце лета 2020 года русофобский гнойник прорвало…

Как сообщил нам сайт Гданького архиепископства в материале от 27 августа 2020 года, команда фальсификаторов истории из так называемого института народной памяти в сотрудничестве с представителями католичества, в очередной раз пробили дно, в период 21-22 июня раскопав районное кладбище в Гданьске-Брентове (Gdańsku-Brętowie) .

Целью уникальных изысканий эксгуматоров, стал первый попавшийся женский скелет, который тут же без всякой экспертизы, выдали за останки некой Харитины Фаль (Charitina Fahl) — сестры из небольшой католической конгрегации сестер св.Екатерины. В этот раз, со стороны католичества энтузиастами осквернения останков выступили несколько ранее не отличившихся еще “подвигами” неутомимых борцов за все хорошее, против всего что к востоку от границ Польши — отец Аркадиуш Чая (Arkadiusz Czaja) , назначенный ответственным за беатификацию, делегат Варминского архиепископства отец Марцин Балдыга (Marcin Bałdyga) и сестра Ангела Крупинская (Angela Krupińska) входящая в совет капитула общины сестер св. Екатерины в Бранево.

Согласно первичным версиям упомянутым в наводнивших польскую, немецкую и английскую прессу публикациях, сестра Харитина погибла в июне 1945 якобы в результате физической расправы варваров-красноармейцев, по старой доброй традиции — непременно желающих перенасиловать весь местный монастырь.

Все напряглись в ожидании результатов криминалистической экспертизы, однако внезапно выяснилось что на этом гробокопатели не угомонились и в период с 7 по 11 декабря 2020 года раскурочили муниципальное кладбище в соседнем городке Орнете , что до лета 1945 г. назывался Вормдит (Wormditt).

В ходе раскопок, содрав дозахороненные поздние останки, на дне могильной ямы были найдены три скелета захороненные в гробах , которые как пишут на сайте “института беспамятства” — “с большой вероятностью являются останками трех монахинь” так же зверски убитых ордынскими захватчиками. Предполагается что это тела неких: Роланды, Гунхильды и Боны, о них речь пойдет чуть далее. Разумеется, тут же в СМИ вывалилась общественная дискуссия о необходимости срочной беатификации мучениц, погибших от рук проклятых русских варваров.


Поскольку эта троица ранее уже была мне известна, стало интересно уточнить участие новых персонажей и в странных мероприятиях с разорением кладбищ была замечена некая Патриция Пашко (Patrycja Paśko) и сестра Луция Яворска (Łucja Jaworska) которая представлена как член синодальной комиссии по беатификации и формальный инициатор (церковного) судебного заседания. Вся компания организаторов фальсификации похоже наконец собралась вместе.

Все казалось бы шло хорошо, обнаруженные в ходе эксгумации останки монашек торжественно и в присутствии СМИ передали в институт судебной медицины в Гданьске где случилось очень досадное открытие — (доп. как минимум) один из скелетов монашек, вдруг оказался мужским.

Тут же пришлось выкручиваться и было сделано поспешное заявление о том, что “случилось чудо” и было найдено тело священника Иосифа Стейнки ( Józef Steinki) который якобы тоже умер “от побоев диких советских варваров, которые священник получил во время защиты монахинь от (да! вы уже догадались?) изнасилования”.

Все конечно замечательно, но… отец Иосиф Стейнки умер 16 февраля 1945 года от тифа, а не от “побоев пьяных солдат” и сначала похоронен у ризницы св. Якубы, а годом спустя (1946) перенесен на кладбище Мариацкой больницы, где упокоился еще на 8 лет, пока в 1954 году кому-то не пришло в голову перезахоронить его на кладбище Варминского капитула во Фромборке (еще разбираемся с этим, есть и иная версия требующая перепроверки и официальных результатов судмедэкспертов) .

 
Каким же таким божественным образом, его многострадальный скелет опять оказался в 100 километрах южнее и снова очутился на кладбище Мариацкой больницы в Олштыне, объяснить не может никто в связи с чем, в последних версиях интервью фальсификаторов найденный мужской скелет называют просто — “убитый НКВДшниками священник”.

Чуть позже оказалось что мужских скелета было найдено ДВА!

Причем один из них в остатках польской шинели и пуговиц образца первой мировой войны (явно что захоронения не 1945 а примерно 1917) , этого несчастного немедленно так же определили в мученики, в прессе упомянут “безвинный польский солдат, убитый НКВД”.

Не установленными так и остались вопросы о датировке найденных останков, причин смерти, а также упоминание в хоть каких-то источниках информации о “расправах НКВД” и точном местоположении захоронения. Все сводилось к каким-то пространным и загадочным устным показаниям неких “старожил” существование которых само по себе ставилось под сомнение, как в силу прошедших лет, так и в силу того что все местное немецкое население было полностью изгнано поляками из городов Померании и Восточной Пруссии еще к началу 1947 года и чисто математическая вероятность того что в исконно немецком поселении который между прочим являлся центром управления укрепрайона Алленштайн (местное население, особенно поляки из предполья оборонительных укреплении предусмотрительно выселялось) остался хоть один “замаскированный под немца” поляк, который: в 1945 году был в достаточном для осознания происходящего возрасте, пережил штурм города, стал непосредственным свидетелем расправ, пережил эпидемии тифа, дизентерии, голод и дожив до очень преклонных лет, в твёрдой памяти дал показания с точным описанием событий — согласитесь, что такой шанс близок к нулю.

Этим объясняется и то, что этот загадочный “старожил” нигде и никогда не упоминается, нет даже ни имени ни фамилии которая бы поддавалась перепроверке. Тем не менее, никого не удивляет что накал ярких литературных подробностей зверских расправ над монашками изложен на таком уровне, что казалось что их подробно и в деталях описали сами участники расправ или следователи, которые самолично передали подробные показания в архив монастыря.

Не смейтесь, это еще только начало абсурда!

В какой-то момент, ожидалось что вот-вот всплывут кровавые сюжеты из изданного еще в 1993 году, местного русофобского пасквиля Станислава Пехоцкого (Stanisław Piechocki) — “Чистилище Кортау” (Czyściec zwany Kortau) чисто художественного произведения, рассказывающего об изощренных расправах “краснопузых чертей” над пациентами дурдома в Кортау (это юго-западный район Алленштайна) . Однако образованные грантоеды поделку Пехоцкого предпочитают не использовать просто в силу того, что всем известно какая участь ожидала душевнобольных в Рейхе, а также общеизвестный факт, что после того как “решили вопрос” с довоенными пациентами психбольницы, добротное здание учреждения в Кортау стали использовать в качестве инфекционного лазарета немецкой армии. Тем не менее, судя по легендам монашек из Бранево, кое-что из дурацкого пасквиля Пехоцкого все же было унаследовано.

Самое интересное оказалось и то, что еще на стадии раскопок по кладбищам — Павел Ворот (Paweł Warot, 1980 г.р.) руководитель местного филиала института народной памяти в Олштыне отказался комментировать ход поисков и виновато пожимал плечами от неспособности ответить на заданные ему вопросы. Создавалось впечатление, что он явно не в курсе плана по этому мероприятию и это несколько насторожило. Оставалось еще раз внимательно прошерстить публикации по этой теме и выяснить источники информации, их детализацию, а также проследить трансформацию легенды с 2006 года. Уже первичный анализ выявил интересное наблюдение
все участники новой пропагандистской кампании повторяли фактический один и тот же, заученный дословно и очень бедный подробностями текст, который годами расползался из одной публикации в другую.

Осталось обратится к самому началу истории — опубликованному еще в 2006 году в газете “Rzeczpospolita” кем-то под псевдонимом Иосиф Краузе (Józef Krause) текст раскрывающий некоторые подробности, не упоминаемые в более поздних публикациях. Первичные поиски таинственного журналиста не увенчались успехом, но тем не менее сильно долго радетеля за новоиспеченных католических мучеников искать не пришлось, поскольку изучая творчество профессора, заведующего кафедрой канонического права и философии теологического факультета Варминско-Мазурского университета в Ольштыне отца Люциана Швито (Lucjan Świto, 1969 г.р.) , перу которого принадлежат не только все самые известные текстовые компиляции о попытках беатификации сестер общины сестры св. Екатерины, но и что сразу бросилось в глаза — непосредственное участие отца Швито в беатификации основательницы этой самой общины, уроженки Браунсберга (ныне польское Бранево) Регины Протманн (Regina Protmann, 1552 г.р.) , которую последовательно продвигали в почетную должность блаженной с 19 сентября 1991 года, когда был подан епархиальный запрос. Процесс беатификации сильно затянулся и не смотря на то, что указ о чуде был обнародован 6 апреля 1998 года, беатифицировали сестру Регину (Протманн) только через 8 лет — 13 июня 1999 года.

Таким образом, стали появляться первые догадки об источнике лжи и мотивах фальсификаторов. После беатификации матери-основательницы общины в 1999 г., появилась процессуальная возможность декларировать блаженную Регину заступницей (Petitioner) и соблюдая процедуру “In Odium Fidei” (из ненависти к вере) — объявить блаженными и всех остальных сестер крохотной и малоизвестной католической общины, которая в этом случае, сможет чуть ли не на 40% состоять из сплошных почетных “мучеников за веру”. Ситуация с этической точки зрения сложилась жутко некрасивая, пришлось запросить бумаги и обратить особое внимание на публицистическую деятельность отца Швито , круг рано или поздно должен был замкнуться...

Вскоре в его докладе от 2009 года, “процессы беатификацими в Варминском костеле” (Procesy beatyfikacyjne w Kościele Warmińskim) , нашлась ссылка на одну из тех самых работ, взятых за основу исторической фальсификации, а именно на изданную еще в 1996 году небольшую брошюру “Информация о процессах беатификации. Конгрегационный справочник” (Informacje dotyczące procesu beatyfikacyjnego, Łącznik Zgromadzenia) — принадлежащий перу кого бы вы думали?

Да! Круг предсказуемо замкнулся там же, где и начался! Автором отборной галиматьи является старшая сестра конгрегации сестер святой Екатерины — Юзефа Краузе (Józefę Krause) , она же видимо выступавшая с материалами в СМИ под псевдонимом “ Иосифа Краузе” (Юзефа — женское производное от имени Иосиф).

И именно она, в 1991 году выступила постулатором (официальным просителем) беатификации с. Регины Протманн и она же 10 июня 2004 года попросила архиепископа Эдмунда Пишку (Edmunda Piszczą) , митрополита Варминского, начать (церковный) судебный процесс по беатификации сестер-мучениц, в состав которого вошел и упомянутый выше профессор, о. Люциан Швито сыгравший свою роль в организации и распространении фальсификации. После получения благословения от архиепископа, история к концу 2004 года получила свое начало и в СМИ о проделках кровожадных красноармейцах начал строчить загадочный “Иосиф Краузе”.

Вполне очевидно, что все усилия религиозного менеджера небольшой католической секты были направлены на информационную кампанию повышения общественного внимания к возглавляемой ей крохотной религиозной общине. Логично что уже в декабре того же года в “Rzeczpospolita” вышла та самая, ее первая статья об невинно убиенных красными варварами мученицах, однако слава “общества мучеников” — тогда не пришла и видимо следующие два года, были потрачены на фальсификацию тех самых “показании”. Вторая попытка привлечь внимание повторилась в 2006 году и как кстати, совпала с очередной русофобской компанией “института народного (без)памятства” в результате чего инициативную монашку-затейницу наконец заметили и взяли в пропагандистский оборот.

Разумеется, для полноты картины очень не хватало традиционных геббельсовских приемов с массовыми убийствами, мародерством и насилием и вскоре все истории с жизнью и смертью сестер-немок в восточной Пруссии приобрели традиционную окраску “расправ в ордынском стиле”. Правда неудержимый полет фантазии разыгравшийся от неожиданного внимания чуть не испортил конспираторам все дело — но об этом мы поговорим дальше.

В завершение части объясняющей работу религиозных механизмов, необходимо сказать пару слов и о том, как и благодаря чему именно, в Ватикане появилась возможность провернуть эту аферу с не настоящими мучениками даже по меркам церкви. Дело в том, что традиционный способ мученичества до сих пор предполагал справедливый принцип “In Odium Fidei” (из ненависти к вере) , т.е. претендующий на статус мученика должен был героический отдать жизнь, встав перед выбором — предать веру или остаться в живых (т.е. смерть за веру) или же погибнуть от рук врагов веры — за веру.

Однако, новые времена привнесли беспорядка и в дела церкви. Так погибший в 1980 году от рук боевиков архиепископ Сан-Сальвадора Оскар Ромеро его темпераментными латиноамериканскими коллегами вскоре был объявлен мучеником. Ватикан конечно сильно сожалел о случившемся в Сальвадоре но… настаивал что гибель архиепископа не являлась актом испытания веры и документы на канонизацию священника упорно не принимал. Тогда, латиноамериканские товарищи в рясах организовали свой собственный, независимый “бразильский” список “достойных граждан веры” немного изменив процедурное название оригинального Ватиканского документа. Вскоре туда внесли несколько жертв гражданской войны в Аргентине, ну а после -понеслось.

Имен стало так много, что список стали сначала делить по региональным главам и годам, а после ненавязчивого вмешательства ЦРУ он резко превратился в “список жертв коммунистического террора” который как вы уже догадались, компилировался из обычных писем религиозно-озабоченных инициативников приходящих из стран восточной Европы. В европейской части планеты он известен как скрипт под названием “Мученики убитые из ненависти к вере при коммунистических режимах в Восточной Европе” (Martyrs Killed in odium fidei under Communist Regimes in Eastern Europe) . Иными словами, пополнить этот неофициальный список кандидатов в новомученики мог практически кто угодно. В конце концов пораженный прелестью реформаторства папа Франциск издал апостольское письмо Motu Proprio (по своей инициативе) в котором изложил свои глубокие раздумья о необходимости поменять правила беатификации и к ужасу секретариата формально согласился признать неофициальный “бразильский список мучеников”, что конечно же очень обрадовало фанатичных польских умельцев заславших туда всех кого не попадя, тем более что беатификация сама по себе не требует чуда, достаточно лишь факта смерти.

 
Возможно вы будете удивлены, но абсурдность никого не удивляет и умершая в 1613 году основательница секты — сестра Регина Протманн, так же возглавляет список "жертв коммунизма в Восточной Европе"...

Итак, что мы знаем — усилия направленные на популяризацию несуществующих мучеников из небольшой общины монашек в Бранево, увенчались относительным успехом просто потому, что попали в нужный момент на благодатную почву, в результате чего к общине удалось привлечь общественное внимание. Однако, попытки продавить беатификацию сестер под выдуманные для них истории явно находились (и находятся) на грани провала.

Беатификация это достаточно заурядный обряд причисления умершего к лику блаженных практикуемый в католической церкви и формально подача заявки в Ватикан, процедурно сводится к заседанию так называемого “церковного суда” выносящего коллегиальное решение достойны ли выдвигаемые претенденты звания “мученика” (речь не идет о канонизации и правильно все же употреблять именно термин “блаженный”) . Далее, списки передаются в Ватикан где в достаточно рутинном порядке пересматриваются еще раз “вышестоящим начальством”.

Обычно, в случае если заслуги претендентов у комиссии не вызывают сомнений, то вся процедура беатификации занимает два-три года и на это очень-очень надеялась сестра Юзефа Краузе раздавая интервью и всячески подчеркивая что уже очень скоро (“через два-три года”) у их общины будут свои личные почетные мученики за веру, а у себя в Бранево для их костей уже заготовлено почетное место, но в нашем случае (не без помощи некоторых граждан) что-то явно пошло не так...

Дело в том, что решение церковного суда было передано в Ватикан еще 9 декабря 2006 года, на дворе 2021-й — прошли 15 лет, а решения как не было, так и нет что в первую очередь характеризует очень нелицеприятную картину для всех участников процесса по наивности своей, отправивших церковному начальству в Ватикан откровенную лажу, которую никто не хочет рассматривать всерьез. Теперь, для реабилитации и восстановления доверия, участникам “местной комиссии” требовалось срочно раздобыть чьи-то останки (желательно монашек) , хоть как-то свидетельствующие о реальности описанных ими жутких событий. Вы наверное уже догадались, как именно выкрутились антигерои нашего повествования, если нет — то все гениальное просто.

Поскольку человек имеет характерную особенность по разным причинам уходить из жизни, то нет ничего удивительного что у стен местного монастырского лазарета, за 73 года его функционирования (кладбище открыто в 1878 г. и закрыто в 1951 г.) , на специально отведенном и обозначенном на планах участке для захоронения “персонала” можно без труда обнаружить достаточное количество останков сестер и ксендзов разного возраста и давности, захороненных со всей присущей именно этой конгрегации атрибутикой. Кладбище снесено (в 1961) , превращено в городской парк, никаких следов былого в виде надгробных камней или ограды нет, так что примерно определив участок захоронения монастырского персонала по “от руки нарисованной карте”, можно с полной уверенностью 100% успешности мероприятия начать раскопки в совершенно любом месте и наткнутся на останки служащих монастырской больницы, а дальше — дело техники и пропагандистских приемов.


В данном случае, именно так и сделали — единственным заявленным свидетельством стопроцентной уверенности что “найдены кости именно тех самых сестер-мучениц” явились найденные при них религиозные предметы, присущие “именно этому” религиозному течению — гладкие четки, нательный крест и образок с изображением святого семейства, но я думаю было бы странно, если бы на личном кладбище монастырской больницы, на останках священнослужителей были бы найдены какие-то другие, не присущие именно этому монастырю аксессуары...

 
Другое дело, что учитывая сочиненные обстоятельства мученической смерти якобы произошедшие в разбитом яростным штурмом городке, никто из авторов фальшивки не смог мне внятно объяснить, как все три тела “тех самых монашек” после красочно описанных изуверских истязаний — оказались не в общей яме выброшенные в простыне (об этом далее) а похоронены в добротных гробах, в отдельных могилах, при церемониальных одеяниях и даже с комплектом религиозной атрибутики в придачу.

Тут разумеется слово за судебными экспертами, которые уже 4-8 месяцев с момента эксгумации останков (август-декабрь 2020) так и не опубликовали свои выводы (возможно это произойдет позже, но мы следим за событиями) . Скорее всего дальнейшие события будут следующими, экспертиза покажет (или уже показала) что датировка останков и причина смерти явно не совпадает с обстоятельствами вымышленных событий 1945-1946 года, неудобный отчет судмедэкспертов положат под сукно, беатификация скорее всего так и не состоится или сильно затянется (если опять не вмешается политический момент) , а мы еще несколько раз с периодичностью в пару лет будем встречать в третьесортных СМИ эту Геббельсовскую страшилку.

Ну что же, теперь давайте перейдем непосредственно к рассмотрению всего того, что насочиняли поддавшись греху лжесвидетельства — сестры Юзефа и Анжела, которым черти в аду уже приготовили особенный котёл с надписью “santo inganno” (- допустимая в католичестве концепция сознательной “лжи во благо” для укрепления веры и славы Божьей).

Для чистоты эксперимента, мы возьмем информацию из их неофициального “бразильского списка” мучеников где имеются некоторые даты, места, имена но увы нету никаких подробностей гибели. Далее, для сравнения возьмем — крайнюю известную и довольно полную подробностями публикацию в христианском издании “GOSC” (статья “На лодке -против течения” (Łódką pod prąd) от 12.11.2020) , которую не сильной в военной истории монашке, опытные кураторы явно уже помогли поправить не только “правильными датами” но и “правильными событиями” и все это сравним с “иными известными версиями” событий, которые с 2004 года, красочно описывались теми же лицами в различных интервью до того как опытные товарищи помогли им подшлифовать легенду. Нумерация персонажей сохранена в том же порядке,в котором они представлены в списке кандидатов на беатификацию “ Martyrs Killed in odium fidei under Communist Regimes in Eastern Europe ” .

1. Марта Кломфасс (1903 г.р. — 22.01.1945 Алленштайн)

У поляков, имеются серьезные исторические причины не любить немцев и потому этническая немка Марта Кломфасс видимо для усиления пропагандистского эффекта, в какой-то момент с легкой руки сестры Анджелы, вдруг стала Варминской полячкой — Кшиштофой (Krzysztofę) Кломфас , которую нехристи-красноармейцы 22 января 1945 якобы поймали в больнице св. Марии в Алленштайне где она исполняла святой долг сестры милосердия и подвергли групповому насилию, в процессе зачем-то отрезав ей язык и выколов глаза (фантазии у пани Юзефы — явно нездоровые).

 
Разъяренные ее волей к сопротивлению (сопротивлению — без глаз и языка? уже подвергшись насилию? ) красные ордынцы, в конце концов закололи ее штыками, нанеся 16 смертельных ран, после чего вышвырнули тело в общую яму.

Когда сестрам во Христе с буйной фантазией, стали задавать неудобные вопросы, подробности про полученные увечия в более поздних версиях упоминать перестали и даже снова сместили дату смерти на 23 января (эта версия была изначально в 2006 году но позже, видимо по совету “товарищей” изменилась на день раньше, чтобы привязать эту историю к “Пшишовицкой” байке) .

Однако так и не удалось получить ответы на следующие вопросы — почему сестра Анжела не в курсе, что уже с лета 1940 года никакого госпиталя св. Марии в городе не существовало, а в его помещениях был развернут первый резервный лазарет Алленштайн (Reserve Lazarett Allenstein I) . Или же — монашки были “не совсем монашки”, носили гитлеровскую форму и служили абсолютному злу, а не Иисусу (при условии конечно что в этой истории вообще есть хоть доля правды) ?

 
Невыясненными остались и технические вопросы — кто именно был свидетелем расправы, кто именно и где осматривал тело (post mortem) погибшей и насчитал именно 16 штыковых ранении? Кто указал место и обстоятельства захоронении?

Так или иначе, на крупных снимках эксгумированных костей отсутствуют очень характерные для штыковых или сабельных ранении повреждения костей верхних конечностей, ключиц, лопаток, черепа, глазниц и особенно ребер. Напомню, что тела найдены в индивидуальных могилах, в гробах и при полном параде, а не обернутые в простыни в какой-то общей могиле. Дело в том, что в первых вариантах этой байки, количество нанесенных ран якобы насчитали по окровавленным отверстиям в простыне в которой вынесли тело (закололи насквозь на кровати) . Но кто же насчитал их количество? Почему эксгумированные кости не содержат очень характерных и почти неизбежных для ударов штыка повреждении?

Настораживает и другое — при штурме центра укрепрайона Алленштайн должны были быть погибшие, военные и гражданские и на похороны каждого в отдельной могиле как правило нет ни времени ни ресурсов, потому при штурмовых операциях существует обоснованная практика санитарных захоронении в братских могилах. В этом же случае, вся история конфликтует с явно плохо придуманной легендой.


2. Мария Домник (1904 г.р. — 22.01.1945 Алленштайн)

Вторая сестра Мария Домник , по существующей версии сестры Анжелы прятала в подвале воспитанников детского дома и когда те стали просить еды, она вышла из подвала и была застрелена в пекле уличных боев за центр управления нацистским укрепрайоном.

Кем, где именно — непонятно? Но вина уже возложена на красную армию.

 
В настоящее время, я перепроверяю в архивах информацию о детском доме (или временном приюте) в Алленштайне зимы 1945, но уже предварительные результаты говорят о том, что это не больше чем красивый вымысел с очередной “благородной жертвой”.

Разумеется, остались нераскрытые вопросы — кто именно рассказал эту историю и кто опознал тело, подтвердив гибель, откуда в подготовленном к штурму городе взялось такое количество не эвакуированных в обязательном порядке детей и т.д.

В более поздних версиях все ограничилось строкой “- какой-то прохожий подобрал ее требник и отнес в больницу..” — у кого все это время хранился этот требник и каким образом фальсификаторы почерпнули из него обстоятельства смерти и место захоронения не понятно. В целом, легенда очень не продумана.

3. Барбара Раутенберг (1887 г.р. — 27.01.1945 Растенбург)
4. Агата Эуфемия Бёниг (1900 г.р. — 27.01.1945 Растенбург)


Согласно выдуманной для них легенде, по версии сестры Анжелы красные черти — “мучениц сначала пытали на улицах города, а потом их тела таскали по улицам привязав к автомашине”. Есть и специальная версия для издания “Rzeczpospolita” с подробностями, по которой варварские пытки, гуманно заменили на “несколько ударов кинжалами” (опять?).

 
Однако те кто хоть немного знаком с историей второй мировой войны, прочитав название населенного пункта сразу начнут справедливо сомневаться в общей достоверности эпизода. Дело в том, что затерянный среди лесов и Мазурских болот поселок городского типа Растенбург (ныне Кентшин) , с 1939 года по январь 1945 являлся режимным населенным пунктом. В примыкающем прямо к населенному пункту Гёрлицком лесном массиве располагался знаменитый сверхсекретный правительственный комплекс “Вольфшанце” (“Wolfsschanze”/“Волчье логово”) откуда Гитлер управлял военной компанией на востоке и с весны 1941 года, провел в нем более 800 дней войны.

О существований ставки высшего командования “где-то в Пруссии” узнали только после покушения на Гитлера в 1944 году. То что разведки мира почти ничего не знали о полевой ставке Гитлера, обусловлено именно специальным режимом установленном в этой самой местности — еще в 1939 году все неблагонадежное местное население было выселено, а поселок городского типа Растенбург по большей части являлся объектом для размещения обслуживающего полевую ставку персонала и адъютантов высокопоставленных представителей командования Рейха.

Учитывая что разброс места службы дамочек пока объясняется исключительно работой в лазаретах, то в маленьком режимном Растенбурге как раз был замечательный элитный лазарет Карлсхоф ( Reservelazarett Karlshof) , где к примеру проходили лечение пострадавшие после покушения на Гитлера высокопоставленные бонзо Рейха, в частности пострадавший от взрыва генерал Вальтер Булле, генерал Карл Боденшатц, контр-адмирал К. Путткамер и другие. Достаточно упомянуть, что все пять известных прижизненных рентгеновских снимков черепа Гитлера, сделаны именно в этой закрытой клинике. Хороши “монашки” — ничего не скажешь, но в этом случае тяжело недооценить ценность их показании для аппарата НКГБ-МГБ.

Однако не все так просто объясняется, эвакуация полевой ставки, планомерно началась еще в конце ноября 1944 года, сразу после отъезда из нее Гитлера и была полностью завершена за два дня до ее захвата штурмовыми группами НКГБ-МГБ ( см. докладную записку В.С.Абакумова, Сталину от 22 января 1945 ).

 
Конечно же назревают закономерные вопросы — что вообще, могли делать эти дамочки в закрытом режимном городке, через два дня после того как из него организовано (за два месяца подготовки!) вывезли всех кто мог представлять хоть какой-то интерес для советской разведки? Могло ли случится так, что потенциально важных для спецслужб свидетелей, тут же без надобности замучали и бессмысленно таскали привязанными по улицам (зачем? кого в пустом поселке это действо должно было бы устрашить? С точки зрения элементарной логики, кто ещё — кроме тех кто непосредственно это делал мог бы это увидеть и описать еще в 1945, оставив свои показания специально для сестры Юзефы?) ?

Я уже не говорю про технические нюансы проходимости автотранспорта по улицам после уличных боев.

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Игорь Гусев
Латвия

Игорь Гусев

Историк, публицист

РАЗМЫШЛЕНИЯ ИСТОРИКА

О торжестве «европейской культуры»

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Фашизм просочился

редактор рекомендует

Александр Дюков
Россия

Александр Дюков

Историк

«Даугавас ванаги» и власти современной Латвии

ПАЛАЧИ НА ПЕНСИИ

Александр Дюков
Россия

Александр Дюков

Историк

Нацистские преступники из Латвии на службе ЦРУ

ПАЛАЧИ НА ПЕНСИИ

Не в силе Бог, а в правде!

Про процветание ничего не скажу. Экспорт у нас вырос. Есть отросли, которых КОВИД очень потрепал, есть такие, которых не тронул в финансовом смысле, есть такие, которых затрон

Имеет ли право латвийский артист петь в Крыму?

Похоже, Крым хотят использовать в качестве полигона для новых подходов - понятно, что Крым в составе России из территорий со сложным статусом, наверное, наиболее стабилен, однако н

ЗА ЧТО ВОЕВАЛИ РУССКИЕ

Думаю, это как считать.Это как сейчас: умер ОТ ковида (основная причина смерти), умер С ковидом (вирус спровоцировал обострение других недугов), умер ИЗ-ЗА ковида (не смог получит

О сути белорусско-американских отношений на современном этапе

"Перчинки всему этому цирку с конями добавляет еще тот факт, что США ввели экономические санкции против ключевых белорусских государственных предприятий".Какая легкомысленная оценк

Порт приписки

Не бывает такого. А верить - это хорошо...

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.