Спикер дня

15.10.2012

Виестурс  Аболиньш
Латвия

Виестурс Аболиньш

Аналитик маркетинговых и социологических исследований

Фронтовое наследие и цена крови

Референдум по гражданству — план «В(ыжить)»

Фронтовое наследие и цена крови
  • Участники дискуссии:

    65
    649
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад
Майя  Алексеева, Борис Марцинкевич, Andrey Veliks, Лилия Орлова, Глеб Кахаринов, Александр Гильман, Владимир Линдерман, Дмитрий Гореликов, Виестурс  Аболиньш, uke uke, Юрий Борисович, Эрик Снарский, Maxim Латвийский, Laa Akka, Илья Козырев, Юрий Петропавловский, Elza Pavila, Геннадий Прoтaсевич, Aleks Kosh, Юрий Чуркин, Striganov Mikhail, Андрей (хуторянин), Lora Abarin, Владимир Петров, Владимир Бычковский, Константин Чекушин, Vadim Sushin, Александр Кузьмин, Евгений Лурье, Ed Dantes, Timber ***, Леонард Янкелович, Александр Литевский, Виктор Матюшенок, Vladimir Timofejev, Марина Феттер, red pepper, Лаокоонт ., Михаил Капелюшников, In_Metal ., Ольга  Шапаровская, Всем спасибо!  До новых встреч, Наталья Берзиня, Ярослав Соколов, D G, Антон Бутницкий, Товарищ Петерс, Александр Артемьев, Илья Врублевский, oleg nevicki, Леонид Радченко, Илья Нелов (из Тель-Авива), Жанна Гаудзе, Песня акына, Виталий Мовшович, Олег Озернов, Igor Fandorin, nekas negro, Gunārs Kraule, комментарий удалён, haim rozenberg, Аркадий Шустин, Andrey Vesnin

Иду вдоль братских могил. «Неизвестный», «Неизвестный», «Неизвестный» — повторяется на каждом шагу. Они выполнили приказ. Выбора не было. Они не могли заявить: «Хотим жить, не пойдем!» Задумываюсь – а смог бы я так шагнуть навстречу пулям?

Читаю газету «Ригас балсс» в лихих 90-х. «Неизвестный», «Неизвестный», «Неизвестный» — каждую неделю 3-4 человека. Газета публикует списки умерших рижан. Кажется, что идет невидимая война, падают неслышимые бомбы и на улицах моего города гибнут неопознанные люди. Они не могли заявить: «Хотим жить, не надо перемен!» Их никто не слушал. Задумываюсь – а смог бы я так шагнуть в смертельный зимний сугроб?

Погибших не воскресить. Все, что мы можем – помянуть их тихим благодарным словом и не считать их «лузерами» или «оккупантами», не умевшими правильно жить. Мы сами, часто того не замечая, создаем времена, в которых трудно выжить, оставаясь человеком. Можно только покорится ситуации и умирать солдатом или бомжом...

Илларион Гирс в комментариях IMHO напомнил, что 23 года назад Народный фронт Латвии (НФЛ) принял программу, в пункте 2.5 которой было сказано: «НФЛ выступает за то, что гражданство получают постоянные жители Латвии, которые декларируют свое желание обрести гражданство Латвии и несомненно связывают свою судьбу с латвийским государством». Эта цель до сих пор не достигнута.

В НФЛ было много народу – около 200 000. Все боролись за гласность, за свободу, за рыночную экономику, за право частной собственности и за лучшую жизнь. Лидеры НФЛ обещали Латвии стабильность и мирное развитие, которого так не хватало в кровавом ХХ веке. После победы НФЛ все эти лидеры постепенно умолкли и где-то тихо отсиживаются – кто в Европарламенте, кто в собственном имении, а кто в честной бедности. Снова произошло то, о чем все уже много раз слышали — «революцию осуществляют идеалисты, а плодами ее пользуются проходимцы».

Владимир Линдерман, решительно продвигающий сегодня референдум по гражданству и автономию Латгалии, был народнофронтовцем, редактором русскоязычного выпуска газеты НФЛ «Атмода». Я нашел в своем архиве эти газеты и снова убедился, что русскоязычные и латышскоязычные народнофронтовцы были едины в своих стремлениях.

Я тоже был народнофронтовцем и тоже старался влиять на политику как член ЛСДРП (партии, выжившей в эмиграции и иногда упоминающийся в учебниках истории). Нас с г-ном Линдерманом объединяли общие цели и обещания, данные обществу лидерами НФЛ от нашего имени. Но сегодня я убежден, что стремление угрозами и запугиванием добиться от правящих партий обещанного НФЛ гражданства ведет дело к трагическим жертвам, несмотря на благие заверения г-на Линдермана.

Постараюсь объяснить так, чтобы реальная опасность не почудилась историческим курьезом. Смешное в том, что, как и 100 лет назад, спор снова о различиях большевистской (насильственной) и социал-демократической (прагматичной) политики. История повторяется в виде фарса, но и фарс может стать кровавым, если повторно наступать на исторические грабли.

Как и в предреволюционной России, в СМИ Латвии (в публикациях и комментариях) ясно просматривается опасная цепочка: непонимание — страх — ненависть — преднасильственные настроения. Предотвратить насилие можно укреплением понимания, а не нагнетанием страха или призывами возлюбить ненавистное.

Г-н Линдерман старается приписать мне призывы кота Леопольда — жить дружно, несмотря на злые козни. Сам он намерен использовать идею автономии Латгалии для политического запугивания правящих партий. Будет ли запугивание благом для Латгалии?

Г-н Линдерман не может освоиться с тем, что Латвия живет в условиях рыночных экономических отношений, как и до советской власти. Мы в НФЛ этого хотели – капитализма и обилия товаров, а не пустые полки магазинов и рапорты о победах в соцсоревнованиях. В нагрузку мы получили капиталистические отношения на рынке труда и досоветские социальные проблемы, которые усугубляются экономическим кризисом и непростой исторической памятью.

О проблемах говорил Объединенный совет трудовых коллективов (ОСТК) Латвийской ССР в январе 1991 года: «Литовские события предупреждают о реальности возрождения буржуазной республики. А это – возвращение в частную собственность земли, заводов, фабрик, домов. Если возвратятся господа, то кто-то на них должен будет работать» (листовка ОСТК из личного архива).

В Латвии не написаны еще учебники по правильному переходу от общенародной собственности к частной. Может быть, такие учебники когда-нибудь закупим в Китае. Но в конце 80-х казалось очевидным, что для ускоренного рождения своих латвийских капиталистов нужен быстрый раздел собственности. В спешке мы сломали прежние медленные социальные лифты, двигавшие наверх старательных и компетентных, и создали быстрые лифты, поднимавшие буйнохарактерных и хватких. Поднявшиеся наверх стали сами себе все разрешать, дарить и давать, а остальных заказали прессовать, пугать и подчинять, чтобы знали субординацию и почитали хозяев.

Исполнители, получившие политический заказ на прессование, быстро сообразили, что народнофронтовцев эффективнее всего пугать «оккупантами-коммунистами», а интерфронтовцы исторически боятся «фашистов — буржуазных националистов». В результате закошмаривания латвийской политики бессмысленно много собственности получили те, кто громче требовал: «Я! Мне! Мое!»

Так Латвия теряла активы, которые требовали от новых собственников хорошие профессиональные знания – промышленность, океанский флот, научные учреждения, банки.

К сожалению, вышеизложенное я начал понемногу понимать лишь в 90-е годы. Происходящее в Латвии мне очень не нравится, и я на эмоциональном уровне согласен с г-ном Линдерманом, что «никакими уговорами-разговорами националистов не остановишь. Они будут упрямо переть как танк, пока не расшибут себе лбы о стену».

Только на месте «националистов» я вижу «буйнохарактерных и хватких», манипулирующих националистическими настроениями людей. Но манипулирование рискует натолкнуться на 100-летнее стремление перенаправить межнациональную напряженность в русло социальной напряженности. Так когда-то уже было — «кипит наш разум возмущенный» и «превращает грабительскую империалистическую войну в войну за освобождение трудящихся во всем мире».

Но нужно отдать должное движению предпринимателей Par lаbu Latviju («За хорошую Латвию») и партии Ražots Latvijā («Произведено в Латвии»), которые делали заметные, но неудачные попытки стать «не-этническими» структурами (не «только для латышей» или «только для русскоязычных»). Других политических партий производителей и предпринимателей в Латвии нет.

А при слабой политической защите своих интересов «капиталисты» понятным образом опасаются сильного, этнически не расколотого политического представительства среднего слоя. Это означало бы сильные профсоюзы и социальные гарантии для наемных работников (судя по латвийским СМИ, сегодня считается нежелательной сильная политическая самозащита среднего слоя в странах ЕС).

Отсутствие понятной избирателям политической системы – это самый острый недостаток, обрекающий Латвию на взаимное межэтническое непонимание. Нельзя отрицать, что многие бизнесы в такой хаотичной среде находят исполнителей для политической защиты своих не афишируемых интересов.

Но мне кажется спорным, что самым неотложным решением для развития Латвии является политическая автономизация Латгалии и немедленное жесткое пробивание гражданства для всех. Это только усилит хаос, непонимание и конфликтность.

Выводы:

— Праздно растратная приватизация ударила по среднему (в смысле материального положения, но не умственных способностей) слою общества, лишая людей профессионального статуса, делая нерентабельными и бессмысленными невостребованные в Латвии профессиональные знания. (Теряя квалификацию, технологи становились уборщицами, инженеры — сторожами, пилоты занимались уборкой снега и т.п. — это обидная и позорная реальность.)

— Средний слой общества, привыкший работать в двуязычной среде, служит опорой стабильности латвийского общества. Перегружая средний слой проблемами межэтнических отношений, энергичные «прихватизаторы» устранили компетентных конкурентов от участия в разделе собственности.

— Вытесненный из своей профессиональной сферы средний слой рикошетом вытеснил из малоквалифицированных рабочих мест социально незащищенных людей с пониженной трудоспособностью из-за возраста, состояния здоровья или недостаточного уровня образования. Многие из вытесненных с рынка труда физически не смогли выжить. Уменьшение давления на средний слой облегчило бы жизнь и социально незащищенному слою, так как ослабла бы конкуренция за выживание.

— Неконкурентоспособность латвийской экономики, доминирование импорта над экспортом (даже флажки Латвии для нас производит Китай!), отсутствие платежеспособной потребности в квалифицированной рабочей силе, направление социального недовольства в русло межэтнического противостояния свидетельствует о том, что пора заменять значительную часть засидевшихся в политике «капиталистов».

— Партии неэкстремистской (НЕбольшевистской) направленности служат социальным лифтом, приносящим в политику компетентных представителей среднего слоя. Но латвийские неэкстремистские партии с трудом определяются – хотят ли они быть «не-этническими»?

Желание г-на Линдермана в этих условиях ускоренно ввести в латвийскую политику партию большевистского типа по человечески понятно – демократия гарантирует право и на такой политический бизнес.

Но социальная база политэкстремизма состоит из двух типов людей: наверх выдвигаются самые прожженные циники, в личных интересах торгующие своими политическими возможностями, а низовую опору составляют управляемые люди, реагирующие на уверенную интонацию речей своих лидеров и не придающие значения смысловому содержанию этих речей.

Имитацией современной экстремистской партии являются «либерал-демократы» г-на Жириновского. К счастью, г-н Жириновский – это дисциплинированный и управляемый профессионал. А куда понесет наших независимых и пламенных латвийских национал-большевиков – даже им самим не известно...

И наконец, правящим партиям я убедительно советую собраться духом и ни в коем случае не отменять референдум по гражданству – пусть он пройдет естественно и свободно, отражая общественную актуальность этого вопроса и рассеивая все сомнения в том, что Латвия демократическая страна. И после этого посмотрим – много ли избирателей останется у партии экстремистской направленности?

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

Немецкий выбор

Так радикально ситуация в Германии не менялась с 1945 года

Александр  Васильев
Латвия

Александр Васильев

Политолог

Выборы. Итоги. Перспективы

Латышский избиратель должен быть доволен

Александр Малнач
Латвия

Александр Малнач

Историк, публицист

Премьер не нашего времени

Домбровский, конечно, лжёт, но не во всём

Яков Плинер
Латвия

Яков Плинер

Доктор педагогики

А вы, друзья, как ни садитесь…

Народ имеет то правительство, которое заслуживает

Дочь чемпиона мира по шахматам Михаила Таля о том, почему Запад борется с Россией

Английская Вики говорит о 1,5 миллионах людей, у которых идиш родной, плюс неопределенное число им владеющих.насчет уходящего... жизнь покажет. Сейчас растёт число владеющих уже по

Руслан Коцаба: Донбасс надолго останется кровавым стигматом Украины

Извините, но Вы очень умное и начитанное трепло...

КАК РАСКАТЫВАЛИ ЧЕХОВА БУТУСОВЫМ КАТКОМ

Если в небольших городах театры с подобным репертуаром прогорели бы на раз-два (слухами земля полнится), то в Москве всегда найдётся много наивных и неискушённых зрителей, особенно

ДЯДЯ ЛЕША, НЕ ПОМНЮ, НО ЛЮБЛЮ

Всего три тяжелейших зимних недели 1941-1942 г. на Волховском фронте!

Латвия пустеет

Мне очень понравилась тропа Виесатас. Тут про неё и про другие тоже:)https://www.delfi.lv/turism...;page=1https://www.delfi.lv/turismagids/la...

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.