Личный опыт

25.05.2017

Андрей Татарчук
Латвия

Андрей Татарчук

Специальный корреспондент гибридной войны

Из Молдовы — без паспорта

Мы направлялись в Тирасполь по закону

Из Молдовы — без паспорта
  • Участники дискуссии:

    16
    50
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 

Журналист латвийской газеты «Сегодня» был задержан сотрудниками главной разведывательной спецслужбы республики Молдова в аэропорту Кишинева.
 


Я был депортирован из этой страны как журналист — а это исторически первое задержание представителя массмедиа из Латвии.

До дня задержания, 12 мая, молдавская действительность не интересовала меня абсолютно — целью этой журналисткой командировки являлся Тирасполь, столица Приднестровской народной республики.

Из приднестровской командировки я и мой коллега, главный редактор газеты «Российские вести» Дмитрий Ермолаев, рассчитывали привезти уникальные материалы, касающиеся происходивших в Риге 26 лет назад событий.

Помните то историческое время? В Риге появлялись баррикады из строительных панелей и колхозной техники, проходили митинги, группа советских диссидентов «Хельсинки-86» призывала осудить пакт Молотова — Риббентропа.

В ночь с 19 на 20 января 1991 года в перестрелке возле здания МВД в Риге погибли пятеро человек — это кульминация рижских баррикад. В перестрелке друг другу противостояли милиционеры ОМОН и их коллеги из Кировского райотдела рижского УВД.

Часть рижских омоновцев, как киевский «Беркут» в 2014 году, после восстановления независимости уехали из Риги служить в Приднестровье.


Свидетели Атмоды находятся в Тирасполе

К сожалению, следствие по делу об убийстве пяти человек в ту январскую ночь у Бастионной горки в Латвии фактически не проводилось: неизвестен даже калибр оружия, из которого были убиты в том числе видеооператоры группы Андрис Слапиньш и Гвидо Звайгзне, не проводилось ни баллистических экспертиз, ни опросов свидетелей.

Драматические события у здания МВД ЛССР в нашей независимой Латвии превратились в terra incognita и обросли мифами: так, утверждается, что в перестрелке участвовала то ли спецгруппа снайперов советской группы «Альфа», то ли стрельба у МВД стала провокацией латвийских белоберетчиков.

Как все было на самом деле? Это должны были нам рассказать бывшие рижские омоновцы, находящиеся в Приднестровье.

Интервью со свидетелями, недосягаемыми для следователей из Латвии сегодня, должно лечь в канву книги о событиях периода латвийской Атмоды — а от Кишинева до Тирасполя нам предстояло проехать всего 70 км, большую часть — транзитом по весенней солнечной Молдове.

Реакция молдавских пограничников в кишиневском аэропорту рано утром, когда мой коллега Дмитрий Ермолаев заявил, что он журналист и направляется в Приднестровскую народную республику с целью интервью с руководством республики, — недоумение, испуг, шок. Как следствие, «а вас я попрошу задержаться».

У Латвии с Молдовой действует безвизовый режим — в данном случае через 30-40 минут на такси или автобусе от аэропорта добираются до границы ПНР. С Приднестровьем у нашей страны тоже безвизовые отношения.

То есть с моим паспортом страны ЕС не было причин для отказа в этом транзите по молдавской территории.

А вот то, что в Тирасполь ехали журналисты, напрягло молдавскую спецслужбу. ПНР сегодня находится в информационной блокаде — спустя четверть века после военного конфликта века в Кишиневе не забыли ту первую после распада СССР войну, в которой погибли более тысячи человек.

Для Кишинева и сегодня Приднестровье остается подобием Донбасса, неподконтрольного Киеву. ПНР — республика, где живут более 200 000 российских граждан и расквартировано более 1500 российских миротворцев.

О том, насколько опасен для безопасности Европы этот замороженный конфликт, ваш автор узнал только там, в кишиневском аэропорту.


«Секуритате» предпочитает отмалчиваться

Капитан Валерий Ботнари, проведя обыск (осмотр вещей, фотографирование записей в блокноте и прочие штучки в стиле холодной войны), вызвал поддержку для допросов. Вещи, включая ноутбук и видеоаппаратуру, телефоны, блокноты и даже банковские карты, были изъяты.

Дмитрия Ермолаева заперли в помещении, похожем на камеру, и пытались запугивать, по его словам, задавая вопросы: «Как вы сотрудничаете с сепаратистами?» С допроса он вышел с почерневшим лицом — но лгать о цели законного визита он изначально не был намерен: «Зачем врать — мы направлялись в Тирасполь по закону».

В моем же случае «секуритате» ограничилась беседой на отвлеченные темы о погоде, ценах на урожай орехов, брендах коньяка и экспорте.

Нам выдали копии документов об обыске за подписью капитана Ботнари (опять без объяснения причин задержания) и, снова ничего не объясняя, вывели под конвоем по аэропорту в зону таможенного контроля в зоне вылета.

Аэропорт Кишинева крошечный, в разы меньше рижского, и душный даже для холодного мая месяца. У нас с собой были багаж и билеты на ночной рейс самолета до Шереметьево. Были карманные деньги — на питьевую воду.

Около 23.00 пришлось вызвать врача — у Дмитрия Ермолаева в конце дня кружилась голова и шумело в ушах из-за повышенного давления. Мы не были уверены, что нас выпустят из Кишинева — никаких комментариев от спецслужбы не было.

Стоит отметить, что служба безопасности аэропорта принесла извинения. К трапу самолета А320 рейса «Аэрофлота» Кишинев — Москва 13 мая после 14 часов в безызвестности нас вывезла на старом, как Дракула, микроавтобусе, большая группа анонимных вооруженных «секуритате».

Парни стояли у взлетки до самого отлета — а мы улетали без паспортов, которые вернула нам на границе РФ, в московском Шереметьево, удивленная нашим статусом девушка-пограничница.

В сухом остатке этой истории — потерянное время и сомнительная радость стать первым журналистом из Латвии, беспричинно депортированным с границы республики, претендующей называться европейской и демократической. Сорванные журналистские задачи, несостоявшиеся важные интервью в Тирасполе. Не говорю о таких мелочах, как пропавшие авиабилеты и другие расходы — тут потеряно около 500 евро.

Факт нашего задержания вызвал протесты Ассоциации российских журналистов и Ассоциации русскоязычных журналистов Молдовы — спасибо, коллеги!


Подлость и глупость тоже были

Со стороны Ассоциации латвийских журналистов в лице Юриса Пайдерса прозвучало лишь «ну я там в Кишиневе не был». Латышские коллеги с некоторых медиаресурсов — не всех, конечно, — злословили, назвав меня «кремлевским» журналистом.

Их глупость или подлость остаются на их совести, ну а я стал первым журналистом Европейского союза, высланным спецслужбами европейской страны по политическим причинам. Подобного не было в России, и я не уверен, что такое когда-нибудь случится где-нибудь — даже в Северной Корее.

Президент Республики Молдова Игорь Додон назвал этот инцидент провокацией. «Полный беспредел и провокация. Уверен, что молдавское правительство и парламентское большинство недовольны положительной динамикой в молдавско-российских отношениях, которых добивается президент Молдовы вместе со своими российскими партнерами. Но ничего у них (у парламентского большинства) не получится», — оперативно заявил Игорь Додон, когда неудобные журналисты запекались в крошечном кишиневском аэропорту.

Кстати, МИД Латвии также заявил о возможности поддержки по факту этой произвольной депортации, нарушающей, кроме права на свободу слова, ряд международных соглашений: это пункт 1 статьи 36 Венской конвенции о консульских сношениях от 24 апреля 1963 года, Всеобщая декларация прав человека 1948 года, Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года и другое.

Задержанный вместе со мной Дмитрий Ермолаев рассматривает возможность обращения в Евросуд по правам человека по факту произвола молдавской «секуритате». Я же планирую решить прежнюю задачу: это полноценное объективное интервью в Тирасполе с участниками рижских баррикад.
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Гапоненко
Латвия

Александр Гапоненко

Доктор экономических наук

Тотальная депортация

Теперь и из Молдовы

Андрей Мамыкин
Латвия

Андрей Мамыкин

Депутат Европарламента

Давайте познакомимся: меня зовут Саша Мамыкин!

Главный сюжет

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Механик рефрижераторных поездов

Прецедент ИМХОклуба

Как мы победили государственную машину

Глава российского Фонда правовой поддержки соотечественников объявлен в Латвии персоной нон-грата

О лжи поверхностной и глубинной

Наши пострадали и до того, и после того. И всякий раз намного больше ваших, вот тут в чём штука. А вы ноете так, как будто это ваши страдания самые невыносимые в истории человечест

«Мы, дети, голодали». Нацистская оккупация Латвии глазами выжившего узника «Саласпилса»

Как черт из табакерки? Чтобы меня разозлить надо очень хорошо постараться. Для этого он слишком примитивен.

Почему победа так значима для русских? Война и «русский вопрос» (Часть 2)

Да... На самом деле это я ещё лет пятнадцать назад, а то и раньше, прочитал: "Для агитационной кампании кандидата в депутаты требуются бешенные бабки!" Дарю, если что...

Прозападные СМИ готовят почву для «майдана» в Беларуси

Не нагоняйте панику. Все у нас правильно. Человека всегда спасал труд. Вот мы и не остановились. А вы как долго еще будете получать поддержку из Брюсселя? Надолго их не хватит. Пос

Межевич о военном сотрудничестве Польши и США: "Катастрофа становится ближе"

https://www.liveleak.com/vi...Что там гореть может?

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.