Яков Кульнев из Лудзы

Настоящие герои Латвии
Я пишу эти строчки, вернувшись из Кульневской церкви в Ильзескалнсе, где состоялось открытие после его реставрации и торжественное освящение храма-усыпальницы славного генерала Якова Петровича Кульнева. И где 2 августа, в день гибели героя 200 лет назад в битве под Клястицами, была совершена торжественная Божественная литургия в сослужении Епископа Даугавпилсского Александра и духовенства Латвийской православной церкви.

В ходе общения с Председателем появилась идея создать серию очерков о том времени, в котором жил наш герой, затронув при этом не самые известные факты (битва при Гросс-Экау (Иецаве), сражение при Клястицах, бросок Нея к Волге и т.д.). Причем постараться взглянуть на происходящее 200 лет назад с не всегда академически стандартной точки зрения.

Война 1812 года, про которую столько сказано, снято и написано, так и не избавилась от прилагательных «странная» и «удивительная», потому что именно такие впечатления и ассоциации начинают преобладать при попытке детальнее ознакомиться с ее событиями.

Недоуменные вопросы начинаются с самого начала военной кампании Наполеона в России.

Почему Наполеон отказался от захвата столицы противника – г. Санкт-Петербурга – как быстрого и убедительного способа победы, а предпочел двигаться на Москву, которая была не столицей и на 200 верст дальше? Первый и единственный раз за всю свою карьеру императора. Хотя российские войска как будто приглашали сделать именно это — направить Наполеона на северо-восток.

Оцените диспозицию армий на момент объявления войны:



и после первых передислокаций:



Кстати, и после захвата Наполеоном Москвы путь на Санкт-Петербург был практически открытым:





Синим цветом помечена дислокация российских войск. И чем, спрашивается, можно было держать Наполеона в сентябре 1812-го, если бы он решил перезимовать в Петербурге?

Что охранял Кутузов в Калуге? Доступ на юг России? Источники пополнения продовольствия? Зимние квартиры для армии?

Ниже – схема не охраняемых российскими войсками дорог, которыми мог воспользоваться Наполеон, чтобы получить и то, и другое. Тверь, Ярославль, Владимир, Рязань, Тула, Ржев, Великие Луки, Псков — бери не хочу.



Ну ладно, Наполеон по непонятной причине категорически не хотел захватывать Санкт-Петербург. Не хотел — и всё. Без объяснений. Решил не оставаться на зимовку в России. Решил отступать. Но почему тогда только на Смоленск? Кратчайший путь на Запад – через Ржев и Великие Луки – по абсолютно не разоренной и свободной от российских войск дороге.

Это — только малая часть вопросов, которая возникает при изучении событий 200-летней давности. Но сегодня хотелось бы говорить не об этом, а о совершенно конкретном человеке, который заслужил, чтобы о нем вспоминали особо.
 

«Был век бурный, дивный век.
Громкий, величавый,
Был огромный человек -
Расточитель славы...»
(Денис Давыдов)

К разгрому Наполеона и уничтожению его великой армии приложили руку и наши земляки, самый известный из которых — генерал Яков Кульнев, уроженец города Люцина (Лудзы), «лучший офицер от кавалерии», как называл его сам Наполеон, «генерал-рыцарь», как назвал его Валентин Пикуль.

Именно Кульнев стал прообразом главного героя в повести А. С. Пушкина «Дубровский», ему посвятили свои произведения В. Жуковский, Д. Давыдов, Ю. Тынянов, В. Ю. Галич, Ю. Елец.



Имя генерала в завоеванной им Финляндии становилось знаменем спасения. На финских хуторах и поныне можно встретить старинные гравюры. Кульнев изображен в окружении финской семьи, нянчащим на своих руках младенца. Младенец же этот — Иоганн Рунеберг, краса и гордость финской культуры, который позже писал:

«Вражду лишь робкий заслужил —
Ему позор и посмеянье,
Но честь тому, кто совершил
Бесстрашно воина призванье...
На нас рука его несла
Беду и смерть, и ужас боя,
Но честь его и нам мила,
Как честь родного нам героя...»


Но давайте по порядку

Alma mater будущего генерала — Сухопутный Шляхетский кадетский корпус, учеба в котором продолжалась 15 (!) лет, была окончена им в 1785 году с большой серебряной медалью «за усердие и успехи в учебе».

По свидетельству Дениса Давыдова, знаменитого гусарского партизана, героя красиво экранизированной «Гусарской баллады», а до этого – подчиненного Кульнева: «Кульнев знал удовлетворительно артиллерийскую науку и основательно полевую фортификацию, теоретически и практически. Он порядочно изъяснялся на языках французском и немецком, хотя писал на обоих часто ошибочно, но познания его в истории, особенно в русской и римской, были истинно замечательны. Военный человек и еще гусар, он не хуже всякого профессора знал хронологический порядок событий и соотношения между собою единовременных происшествий, выводил из них собственные заключения, полные здравого смысла и проницательности».

За службу Кульнев взыскивал с беспощадной строгостью, но при этом, как никто из офицеров, заботился об участи «полковых крепостных». Он мог накричать, пригрозить всеми карами земными и небесными, потому как был вспыльчив до бешенства, но никогда не опускался до рукоприкладства. Среди полковых товарищей Кульнев прослыл донкихотом.

Сам «люцинский донкихот» по этому поводу говорил: «В бою мы все равны — и солдаты, и офицеры. И я же своего товарища по морде? Помилуй бог, стыдно».

Боевое крещение Кульнев получил в Молдавии, под командованием знаменитого Потемкина, который уже тогда заметил молодого офицера. Обладатель многих громких титулов, всесильнейший фаворит Потемкин был зорок на таланты. Уже тогда у Кульнева проявились такие важные качества, как умение точно оценить противника, найти его слабое место, не колеблясь принять верное решение.

Следующим командиром Якова Петровича стал в 1794-м сам Суворов. «Затѣмъ, уже на глазахъ самого Суворова, сражался подъ Кобриномъ, Крупчицами, Брестъ-Литовскомъ, Кобылкою и на штурмѣ Праги. Наградою ему за этотъ штурмъ б. чинъ кап-на. «Признаюсь, — писалъ К. отцу, — что дорого мнѣ стоитъ послѣд. кампанія, но чѣмъ можно оцѣнить тѣвеликіе уроки, кои имѣлъ я счастіе получить, будучи свидѣтелемъ славы безсмерт. нашего Суворова». (Военная эциклопедия, 1911 г.)

Знакомство Якова Петровича с войсками Наполеона состоялось в 1807 году в боях авангарда Багратиона с корпусом Нея, отходившего под натиском русских войск от города Гутштадта. В этот день подполковник Кульнев командовал гусарским полком и своими решительными действиями способствовал успеху сражения, о чем можно судить по именному рескрипту:

«Господин подполковник Кульнев! В воздании отличной храбрости, оказанной вами в сражении с французскими войсками, где вы 24 прошедшего мая с отличным мужеством атаковали с полком неприятельский арьергард. А 25 с двумя эскадронами преследовали знатную часть его кавалерии более мили за реку Пассоргу, взяли довольно пленных, большой обоз и снаряды, которые сожгли в виду своего авангарда, жалую вас кавалером ордена св. равноапостольского Владимира 4-й степени...»

Именно эта война кардинально изменила положение Кульнева, который, как сам он писал, «ведя скромную честную жизнь, целый век гоним судьбою», вернулся героем с двумя боевыми орденами, которому сам Багратион дал высокую оценку.



«Человеку нормального роста эфес сабли Кульнева доходил до плеча. Яков Петрович был великаном, души добрейшей и благородной. А вид имел зверский — нос у него громадный, от вина красный, весь в кущах бакенбард, зачесанных вперед от висков, а глаза — как угли».

Денис Давыдов, служивший в отряде Кульнева в Финляндии, отмечал неутомимость своего командира. «Все разоблачение его на ночной сон, — писал Давыдов, — состояло в снятии с себя сабли, которую он клал у изголовья… Во время ночи каждый возвращающийся начальник разъезда был обязан будить его и доносить, видел или не видел неприятеля». «Я не сплю, — говорил Кульнев, — чтобы спала вся армия».

Человек большого роста и такой же души... Оцените, что писал Яков Петрович брату Ивану, узнав о назначении его командиром полка: «Ты теперь, любезный брат, достиг до такого звания, что в руках твоих состоит благополучие и несчастие всех твоих подчиненных... Будь справедлив, знай различать людей, а больше всего знай пренебрегать всякий интерес... Все поступающие в полк суммы, ни мало не мешкая, раздавай, равно и все, что только до солдата будет принадлежать».

«В письмахъ къ брату Ив. Петровичу онъ часто ссылается на Суворова, а въ одномъ письмѣ, сообщая ему, что живетъ попрежнему, т.е. "по-донъ-кишотски", прямо говоритъ: "я подражаю великому полк-дцу Суворову, но у меня нѣтъ его состоянія, хотя и достигъ того, что меня называютъ ученикомъ этого велик. человѣка. И вотъ я прозябаю въ величіи римской нищеты. Ты скажешь, это химера. Отнюдь нѣтъ... Чтеніе Квинта Курція есть безпрестанное мое упражненіе"».

То есть Кульнев был беден принципиально. «Все деньги, какие были, отсылал домой. Будучи уже генералом, носил шинель грубого солдатского сукна и ел самую простую пищу».

Он считал бедность необходимым атрибутом воина и приводил такой довод: «Убожество было первой добродетелью римлян, победивших всю вселенную, но которых, наконец, богатство, попавшее в их руки, развратило».

Павел Первый, вступив на престол, издал приказ о количестве блюд по званиям: майор должен был иметь за столом непременно три кушанья... Как-то император спросил Кульнева:

— Доложи — каковы три кушанья ты отведал сей день?

— Одну лишь курицу, ваше величество!

— Как ты смел?

— Виноват. Но сначала я положил ее плашмя. Потом смело водрузил ребром. И, наконец, безжалостно обкусал ее сбоку...»

Патриотизм его был беспределен. Однажды задумав жениться, Яков Петрович порвал со своей невестой, когда та поставила ему условием для брака немедленный выход в отставку.

«Ничто на свете, — писал он ей, — даже самая любовь, которую я к вам питаю, не возможет отвратить меня от сердечного ощущения беспредельной любви к отечеству и к должности моей. Прощайте, любезная и жестокая очаровательница». Так завершилась его любовь.

А карьера Кульнева, напротив, перешла в бешеный аллюр, как будто судьба старалась успеть дать герою испить вполне заслуженной славы. Девять лет понадобилось ему, чтобы перешагнуть от чина поручика до ротмистра, тринадцать лет он служил в звании майора и менее чем за два года прошел путь от подполковника до генерал-майора.

Сам же Кульнев об этом писал: «Гораздо лучше быть меньше награждену по заслугам, чем быть много без всяких заслуг».

«С 9 февраля 1808 года он вместе с гродненскими гусарами перешел российско-шведскую границу и начал наступление на Або — столицу княжества. 20 марта 1808 года награжден золотой саблей с надписью «за храбрость» за авангардные бои под деревней Зюндби во время преследования графа Клингспора.

Вновь отличился 4 (16) апреля 1808 года в битве под Пихайоки и 6 (18) апреля 1808 года под Сикайоки. За это 26 апреля 1808 года произведен в полковники.

Вновь отличился 29 июня 1808 года под Перхо, 19 августа под деревней Сарвики и 20 августа под Купртики, за что представлен к чину генерал-майора.

За дела под деревней Салми — 21 августа 1808 года, г. Лаппо, Ильхостаро, Стархиро, Лилькиро, Веро и за сражение под Оровайсом 2 сентября, а также за взятие г. Нюкарлебю (21 марта 1808 года) награжден орденом Св. Великомученика и Победоносца Георгия 3-го класса». (Из Википедии.)

Отчаянный гусарский рубака, беспощадный на поле боя, Кульнев, как пишет Пикуль, «приходил в бешеную ярость, если кто-либо допускал насилие над пленными. «Рубил в куски» тех, кто наносил обиду мирным жителям».

В своих воспоминаниях Денис Давыдов писал: «Молва о его великодушии разносилась повсюду». «Кто кричит пардон, — гласит один из его приказов, — того брать в полон». А уж если кто попадал ему в «полон», то никогда не испытывал ни издевательств, ни унижений, о чем, в частности, свидетельствовал пленный шведский генерал Левенгельм.

По совокупности воинской доблести и рыцарского достоинства авторитет русского гусара из Лудзы был настолько высок, а слава — настолько звонкой, что из Стокгольма в шведскую армию, действующую против России, пришел удивительный приказ, в котором король запрещал стрелять в генерала Кульнева!

В 1809 году уже генерал Кульнев командует авангардом корпуса Багратиона, идущим в рейд по льду Балтики через Аландские острова:

«Бог с нами, я перед вами, а князь Багратион за нами. В полночь собраться у мельницы. Поход до шведских берегов венчает все труды наши. Сии волны — истинная награда, честь и слава бессмертия! Иметь при себе по две чарки водки на человека, по куску щей и хлеба. Лошадям — по два гарнца овса. Море не страшно. Отдыхайте, мои товарищи!»

Русская армия форсировала замерзшее море, и кавалерия Кульнева абсолютно неожиданно для противника оказалась под стенами Стокгольма. Тогда-то и был заключен Фридрихсгамский мир, по которому шведы уступили русским всю Финляндию. Война закончилась грандиозным банкетом, который побежденные шведы устроили своим победителям — русским.

Взлелеянный войной и обласканный воинской славой, Кульнев, тем не менее, писал: «...в самом веществе война самое успешнейшее не что иное есть, как истребление рода человеческого и разорение жителей, на что без содрогания сердца нельзя взирать».

Поэтому к неоправданным потерям относился с негодованием, не разбирая особо, кто является их виновником, не церемонясь и не заботясь о возможных негативных последствиях для своей карьеры.

В ходе боя под Шумлою, уже в составе Молдавской армии, благодаря успешным действиям отряда Кульнева левое крыло турецкой армии было опрокинуто и отрезано от Дуная. Тогда главнокомандующий приказал своему брату атаковать большой лагерь турок с фронта, а Кульневу с тыла. Нападение графа Каменского 1-го было неудачным.

А Кульнев отвечал донесением: «По крутости возвышения нет возможности исполнить ему повеление». К Кульневу поскакал адъютант с повторным приказом немедленно атаковать. Кульнев прислал прежний ответ. Тогда разгневанный Каменский лично поскакал к отряду Кульнева.

— Что у вас такое, генерал? — сердито спросил он у Кульнева, соскочив с коня. — Почему прекращены атаки?

— Бесполезно теряем людей, ваше сиятельство, — ответил Кульнев, — Превосходство неприятельской артиллерии столь очевидно...

Не дав договорить, Каменский сорвался:

— Вздор! Чепуха! Приказываю возобновить!

— Я доложил вашему сиятельству, — стараясь держаться как можно спокойнее, повторил Кульнев, — почему атаки не удаются.

— Потому что начальники, — перебил Каменский, — не подают примера храбрости, а много умничают и рассуждают!

Кульнев побледнел.

— Граф, вы слишком скоро забыли про Куортане и Оровайс.

При этих словах Каменский пришел в ярость, затопал ногами и приказал арестовать Кульнева.

Яков Петрович хладнокровно отстегнул саблю, бросил ее к ногам главнокомандующего и спокойно произнес:

— Вы можете отнять ее у меня, граф, но более от вас я ее не приму... — И уехал с поля сражения.

Этот эпизод лишний раз свидетельствует о прямоте Кульнева, его решимости отстоять свою правоту и подтверждает его «бережливость на солдатскую кровь».
Как же не хочется переходить к последней, самой грустной главе повествования...

Войну 1812 года Яков Петрович встретил командиром Гродненских гусар в составе корпуса Витгенштейна, который был единственным препятствием на пути французов в столицу.

Русская армия отступала. А Кульнев писал брату: «Отступление наше за Двину не полагай разбитием нашего корпуса, ибо кроме моего дела под Вилькомиром и малой перестрелки в другом корпусе не было никакого, но за Двиной начнутся серьезные дела».

И серьезные дела начались. Слово опять Кульневу:


«...со вверенным мне Гродненским гусарским полком напал я на два французские конные полка и в нескольких атаках на 10 верстах истребил почти до остатка сии два полка... Генерала, который командовал оными полками, взял в полон, как и несколько офицеров и более 200 разных чинов. После сей победы переправился я опять на сию сторону, истребив мост при Друе, и отозван к корпусной квартире, которая находится в 25 верстах от Друи».

Действия Кульнева были настолько стремительны, что командир дивизии Себастьяни не решился прийти на помощь своим гибнувшим полкам, полагая, что Кульнев располагает как минимум четырехтысячным отрядом. Потери русских составили всего двенадцать человек убитыми и шестьдесят три ранеными. В этом бою Кульнев доказал, что французская армия не столь уже грозная и что ее можно бить, и бить с успехом.

Дальше — больше. Получив донесение от Мюрата, Наполеон сомневался: не является ли отряд Кульнева не чем иным, как авангардом всей русской армии. Он велел даже приостановить движение до выяснения обстановки. Эта задержка позволила Барклаю-де-Толли выиграть время для вывода всей 1-й Западной армии из-под удара.

Взятых в плен французов хлебосольные кульневские гусары напоили до беспамятства и потом внимательно слушали их пьяную болтовню про то, как маршал Удино совершает обходной маневр справа, а маршал Макдональд — слева. Витгенштейн решил не ждать, когда французы займут удобные для атаки позиции, и сыграть на опережение. Кульнев выдвинулся с авангардом навстречу Удино...

«18 іюля К., командуя ав-рдомъ к-са, атаковалъ фр-зовъ у мызы Якубово и занялъ ее. Къ прот-ку подошли сильн. подкр-нія, и онъ перешелъ въ атаку; К. отбилъ ее, а 19 іюля самъ атаковалъ непр-ля, обратилъ его въ бѣгство, гналъ нѣск. верстъ, отбилъ много плѣнныхъ и обозовъ и остановился въ г. Головщинѣ, въ 10 вер. отъ Клястицъ. Удино ушелъ съ гл. силами за р. Дриссу, К. велѣно б. Витгенштейномъ преслѣдовать прот-ка, но отнюдь не переходить за рѣку. Но пылкій К. не удержался, переправился черезъ Дриссу и на разсвѣтѣ 20 іюля атаковалъ ав-рдъ к-са Удино у Сивошиной переправы, близъ родн. своего гор. Люцина. На помощь ав-рду Удино двинулъ всѣ силы, и подъ напоромъ ихъ К. пришлось отступать; чтобы отступать медленно, К. спѣшился и шелъ въ линіи стрѣлковъ и гусаръ. Здѣсь ядро оторвало ему обѣ ноги выше колѣна...»

Два часа спустя у деревни Головщина с новой силой разгорелся жестокий бой, и дивизия Вердье, преследовавшая Кульнева, была наголову разбита подходившими частями корпуса Витгенштейна. В этом сражении вновь отличился Гродненский гусарский полк Кульнева. Дважды разбитый корпус Удино потерял свою пробивную силу — и больше до конца русской кампании серьезных наступательных действий не предпринимал.



Самокиш. Атака гусар Кульнева у Клястиц


Кульнев был первым русским генералом, погибшим в Отечественной войне 1812 г.

Но много ли вы помните генералов, смерть которых оплакивали их враги? «Французский генерал Сен-Женье, взятый Кульневым в плен под Друею в 1812 году, – вспоминает Денис Давыдов, – залился слезами, услышав о его смерти».

В 30–е годы уже XX века глава Православной церкви Латвии, ныне причисленный к лику святых Иоанн Поммер шел крестным ходом с молодежью, со знаменами, чтобы почтить память героя. На его могиле он произнес заветные слова: «У этой могилы надо учиться, как любить свое Отечество».

«Герой, служащий отечеству, — говорил генерал Кульнев друзьям, — никогда не умирает, оживая духом бессмертным в потомстве...»

P.S. Прилагаю фотографии, сделанные мной у могилы Якова Кульнева в Ильзескалнсе и у места гибели генерала у Клястиц:







Подписка на материалы спикера

Для того чтобы подписаться, оставьте ваш электронный адрес.

Отменить
Ошибка в тексте? выдели на нажми Ctrl+Enter. Система Orphus
 
Комментарии
  •  
    05.08.2012 07:48
    №1 Александр Литевский Латвия
    Сергей ,
    Респект от всей души. 
    Обязательно съезжу. 
    Поддержали: Андрей (хуторянин), Лилия Орлова, Олег Халатов, Vladimir Timofejev, Владимир Бычковский
     
  •  
    05.08.2012 08:12
    №2 Valery Petrov
    Почему Буанопарт не попёр на Питер? Так, вроде бы, вопрос давно решенный, см. хотя бы академика Тарле, "Наполеон". А то как-то странно получилось: создается впечатление, что прознал злодей про Якова Кульнева и поворотил от греха.
    Материал, безусловно, очень полезный и ко времени. Хотелось бы почаще отвлекаться от набивших оскомину "депутатов, языков и министров" и узнать побольше о нашем славном прошлом, тем более что оно совсем рядом.
    Поддержали: Илья Нелов (из Тель-Авива), George Bailey, Vladimir Timofejev, Владимир Бычковский
     
    •  
      05.08.2012 22:01
      №12 Сергей Васильев Латвия Valery Petrov (№2)
      Ну вот давайте вместе внимательно прочитаем уважаемого Евгения Викторовича: 


      Так как Нарбонн именно затем и посылался в Вильну, чтобы из его миссии ничего не вышло, то император переходит к более для него интересному предмету разговора. “Теперь пойдем на Москву, а из Москвы почему бы не повернуть в Индию? Пусть не рассказывают Наполеону, что от Москвы до Индии далеко! Александру Македонскому от Греции до Индии тоже было не близко, но ведь это его не остановило? Александр Македонский достиг Ганга, отправившись от такого же далекого пункта, как Москва... Предположите, Нарбонн, что Москва взята, Россия повержена, царь пошел на мир или погиб при каком-нибудь дворцовом заговоре, и скажите мне, разве невозможен тогда доступ к Гангу для армии французов и вспомогательных войск, а Ганга достаточно коснуться французской шпагой, чтобы это здание меркантильного величия Англии обрушилось”. Значит, основные объекты начинающейся войны — Москва и Индия? Но нет! Тут же, в те же дни, Наполеон говорит, что царь вынуждает его к войне своим “ультиматумом” (об очищении Пруссии от французских войск), что цель войны — образумить царя и отклонить его от возможного сближения с Англией и что эта война чисто “политическая”, т. е. затевается для определенной дипломатической цели; едва эта цель будет достигнута, Наполеон готов будет мириться. Такая же сбивчивость, такие же разноречия и в определении ближайшей стратегической цели: завоевать Литву и Белоруссию и на этом кончить кампанию . и в Витебске ждать просьбы царя о мире? Или идти на Москву и тут ждать этой просьбы? Есть положительные высказывания Наполеона и о первом варианте и о втором. Мудрено ли, что великая армия от маршалов до кашеваров не знала, зачем ее ведут в Россию, когда сам император в точности никак не мог сформулировать ответа на этот вопрос.

       

      То есть вопрос остаётся открытым. Не привносит автор понимания  в вопрос, ПОЧЕМУ Наполеон собирается ждать просьб Александра о мире в Витебске или Москве. Почему он так упорно отказывается идти для решения волнующего его вопроса в Питер?

       
      •  
        05.08.2012 22:43
        №17 Ян Заболотный Латвия Сергей Васильев (№12)
        Все очень просто. Русская армия стояла на востоке. И если идти на Питер, то все коммуникации будут растягиваться с юга на север, хоть и дорога открыта, но армия до Питера не дойдет. Так что задача Наполеона была в том, чтобы уничтожить русскую армию, а уж куда потом идти - это второе дело. Поэтому и пришлось несчастным французам идти аж до самой Москвы.
        Поддержали: Valery Petrov, Константин Гайворонский
         
        •  
          05.08.2012 22:53
          №18 Владимир Бычковский Латвия Ян Заболотный (№17)
          Интересная и своеобразная версия, а что единственным поводом для войны (причём Наполеоном не планируемой), была цель заставить Россию отказаться от поставок сырья для Английского флота,это, так -ФАНТАЗИИ дилетанта.
           
        •  
          05.08.2012 23:08
          №21 Сергей Васильев Латвия Ян Заболотный (№17)
             " хоть и дорога открыта, но армия до Питера не дойдет.  "


          Простите, Ян, а почему не дойдет то?
           
          •  
            05.08.2012 23:20
            №26 Ян Заболотный Латвия Сергей Васильев (№21)
            А как она может дойти без снабжения? Если только морем снабжать. Армия не может идти куда хочет, игнорируя вражескую армию. Паулюса в Сталинграде помните? Французы не могли повернуться спиной к русским и отправиться в Петербург. Они должны были сначала убить армию. А армия у России тогда была большая и сильная.
             
            •  
              05.08.2012 23:30
              №28 Владимир Бычковский Латвия Ян Заболотный (№26)
              Вот в этом Вы не правы, посмотрите численность населения Франции и России в те времена, удивитесь, примерно равны по 60 миллионов, а добавьте сюда ещё Поляков, Чехов, Венгров.....да пол-Европы с Наполеоном, Россия ЯВНО в численности проигрывала, а по БОЕСПОСОБНОСТИ вообще смешно сравнивать, крестьян - от сохи, с профессиональными убийцами-гренадёрами СТАРОЙ гвардии.
               
            •  
              06.08.2012 10:06
              №36 Сергей Васильев Латвия Ян Заболотный (№26)
              Армия тех лет снабжалась немного не так, как современные и могла самоснабжаться. Пример -1814-  Наполеон зашел именно в тыл  армии, атакующей Париж. Ну и? Были у него еще не разгромленные корпуса, был он сам с гвардией. Но столица пала и Наполеон закончился.
               
              •  
                06.08.2012 10:57
                №40 Andrey Veliks Латвия Сергей Васильев (№36)
                так сами же французы писали, что они реально были удивлены, что русские крестьяне выжигали все свое ,лишь бы не досталось французам ничего. Это их удивило и было для них необычным - дубина народной войны ....  тот же Бенкендорф - читаем ,сколько пленных фуражиров от франчей приводили крестьяне ... 
                 
              •  
                06.08.2012 11:21
                №43 Ян Заболотный Латвия Сергей Васильев (№36)
                Нет, не могла. Закупки или реквизиция продовольствия или фуража в области военных действий слишком не надежна. Но главное - это заряды для артиллерии и ружей. Уже будучи под Москвой фрунцузы заряжали пушки монетами в место картечи) Армия же не партизанский отряд. В след за армией движутся склады и обозы, вытягиваясь в линии коммуникаций. Поэтому французы никак не могли из Москвы двигаться на Питер. Только назад.
                 
      •  
        05.08.2012 23:09
        №23 Valery Petrov Сергей Васильев (№12)

        У Тарле красной нитью проходит главная стратегическая установка Буанопарта: в любой войне сначала поразить армию супротивника, а уж потом снимать сливки в виде занятия столиц и разграбления мат.ценностей. Так было до 1812, так и случилось и 200 лет назад. Буанопарт искал генерального сражения с русской армией и не находил его вплоть до Бородина. А что ему было искать в Санкт-Петербурге?
         
        •  
          05.08.2012 23:12
          №24 Сергей Васильев Латвия Valery Petrov (№23)
          Да вот это самое генеральное сражение)))

          Или Барклай с Багратионом не пошли бы на выручку царской семье?
           
          •  
            05.08.2012 23:24
            №27 Valery Petrov Сергей Васильев (№24)
            Охота на царствующую династию России в 1812 году? Как Вы себе это представляете на бескрайних просторах Российской империи? Во всяком случае впервые слышу о таком фантастическом предприятии.
            Приношу извинения 
            №17 Ян Заболотный
            не прочитал его реплику (Олимпиаду смотрю). Разумеется, самая вероятная и обоснованая версия - разгром главных сил. А император потом сам на карачках приползёт.
             
            •  
              06.08.2012 09:58
              №35 Сергей Васильев Латвия Valery Petrov (№27)
              Ну почему же обязательно охота? Просто ВСЕ европейские компании Наполеона заканчивались взятием столицы (сопротивление при этом могло продолжаться где угодно и сколько угодно, как например в Испании). 

              А с разгромом Барклая и Багратиона Наполеон не решал проблемы уничтожения русской армии - оставался еще Тормасов, Чичагов, Витгинштейн и пр., разбросанные от Финляндии до Кавказа части.
               
              •  
                06.08.2012 10:12
                №37 Valery Petrov Сергей Васильев (№35)
                ну, если учесть, что кроме Багратиона, остальных он не считал серьезными противниками, то, по его мнению, решал, наверное. Перечисление фамилий ни о чем не говорит. За этими военначальниками стоят войска, а что они из себя представляют - отдельная тема. Буанопарт и свою т.н. Великую армию(ну да - более 600 000 участников соревнований) оценивал в первую очередь с качественной стороны. Настоящих бойцов - от силы 350 000(французы и околофранцузы), остальные - так, расходный материал. Чуть повыше всяких там саксонцев и вестфальцев ставил поляков, да и тех недолюбливал по известным, самостийным причинам(Литву не отдал). Так что...
                Так что там насчет охоты? Взятие столицы ещё не пленение "царской семьи"(вот зачем ему эта семья - ума не приложу. Наверное, расстрелять как Энгиенского для большего страха, нет?). Впрочем, раздумины гения понять трудно. Почти как загадочную русскую душу(эту просто невозможно).
                 
                •  
                  06.08.2012 10:41
                  №38 Сергей Васильев Латвия Valery Petrov (№37)
                  Из Википедии: 

                  В 20-х числах марта 1814 Наполеон решил пройти к северо-восточным крепостям на границе Франции, где рассчитывал деблокировать французские гарнизоны, и, значительно усилив свою армию, принудить союзников к отступлению, угрожая их тыловым коммуникациям. Французский император надеялся на медлительность союзных армий и их страх перед его появлением в их тылу.

                  Однако союзные монархи, вопреки ожиданиям Наполеона, 24 марта 1814 одобрили план наступления на Париж

                  Когда 27 марта Наполеон узнал о наступлении на Париж .... На следующий день он от Сен-Дизье (прим. 180 км восточнее Парижа) бросился со своей небольшой армией на спасение столицы, однако прибыл слишком поздно. 


                  В РЕЗУЛЬТАТЕ НАПОЛЕОН ОТРЕКСЯ ОТ ПРЕСТОЛА...

                   
                  •  
                    06.08.2012 10:55
                    №39 Valery Petrov Сергей Васильев (№38)
                    ну и что? Сравните количественный и, самое главное, качественный составы противуборствующих сил 1814 года. Тут уже было не до генеральных сражений, в чем он смог убедиться чуть позже, при Ватерлоо. 1812 год не 1814-й. Русская кампания сильно изменила императора. Живой человек, между прочим. Кампания 1814 вообще очень противоречива. Кого-то он бил-громил, сам ни от кого не бегал, наголову не проигрывал, однако ж отрёкся. Выдохлась нация, устала воевать и реформироваться. Лучших к тому времени перебили. Драма, короче. 
                     
                    •  
                      06.08.2012 11:57
                      №44 Сергей Васильев Латвия Valery Petrov (№39)
                      1814 в Париже - это зеркало 1812 в Питере. Только тогда вся русская элита стелилась перд гением Наполеона и готова была предать свою страну как тольк, так сразу - у Тарле про это кстати очень сочно написано. То есть если в 1814 Париж - усталось от войны, 1812 - Питер - страх и пиетет перед Наполеоном
                       
  •  
    05.08.2012 09:53
    №3 Сергей Васильев Латвия
    Прошу прощения, одно фото - не из Илзескалнса, а из места гибели генерала у Клястиц
     
    •  
      05.08.2012 21:28
      №10 Andrey Veliks Латвия Сергей Васильев (№3)
      если вдруг не читали
      Воспоминания А.Х.Бенкендорфа об Отечественной войне 1812 г.

      Кстати, все время был у Винтгенштейна и прикрывал направление на Петербург. У него тоже есть описание почему не было наступления из Москвы на С-Пб
       
    •  
      05.08.2012 21:28
      №11 Andrey Veliks Латвия Сергей Васильев (№3)
      упс ,вот ссылка
      http://militera.lib.ru/memo/russian/benkendorf_ah/index.html
       
      •  
        05.08.2012 22:17
        №14 Сергей Васильев Латвия Andrey Veliks (№11)
        Андрей, если не затруднит - скопируйте в коммент цитату из Бенкендорфа, которая объясняет такое нестандартное движение войск Наполеона?
         
        •  
          05.08.2012 22:40
          №16 Andrey Veliks Латвия Сергей Васильев (№14)
          там нет такой цитаты, но есть цельная глава по охране путей на Петербург в момент стояния французов в Москве.  Там и его описания вариантов.  Если не чтали -рекомендую. книжка небольшая, а глава о голландском походе и его роли в восстановлении власти Оранжистов - круче бондианы, серьезно. Да и Бенкенддорф, как известно, Риге отнюдь не чужд
           
          •  
            05.08.2012 23:01
            №19 Сергей Васильев Латвия Andrey Veliks (№16)
            Спасибо, обязательно прочитаю. Не читал, но на цитаты оттуда наталкивался постоянно.

            А вот главу, рекомендованную Вами, только что просмотрел... остаюсь при своем мнении, потому что коммуникации и недобитые армии противника ничто по сравнению с пленением царской фамилии и захватом столицы... К тому же Великая армия была бы сохранена... и диспозиция сохранилась бы - 450 000 линейный войск у Наполеона против 200 тысяч у Барклая и Багратиона...
             
  •  
    05.08.2012 11:18
    №4 Олег Астафьев Латвия
    Поддержали: Сергей Галашин
     
  •  
    05.08.2012 12:03
    №5 Илья Нелов (из Тель-Авива) Израиль
    И  тема,  и  сама  подачи  этой  темы  мне  понравились !!!
    Жаль,  что  мало  читательских  откликов  на  эту  тему  и  что  мало  таких  тем.
    Поддержали: A B, Владимир Бычковский, Ирина Крылова
     
  •  
    05.08.2012 12:03
    №6 Владимир Соколов Латвия

    Спасибо Сергей! С душой написано.Интересно было бы сравнить события 1-ой и 2-ой Отечественной  Войны.Подготовка,ход,окончание,послевоенные договора.Очень много аналогий.Удивительно но жизнь в историческом плане, как не странно очень консервативна.За нашего земляка и героя Вам респект,прекрасный материал.

    Поддержали: Ольга Шапаровская, Ирина Крылова
     
    •  
      05.08.2012 22:24
      №15 Сергей Васильев Латвия Владимир Соколов (№6)
      Сейчас нахожусь в Осовце, в Польше. Если председатель позволит, следующая заметка будет посвящена как раз 1й мировой - "атаке мертвецов". Вот и будет возможность сравнить))))

      Мое мнение (и с этим кстати, соглашается Тарле) что русская элита традиционно предает собственную страну и свой народ во время или перед КАЖДОЙ военной компанией.
      Поддержали: Lora Abarin
       
  •  
    05.08.2012 12:59
    №7 Ян Заболотный Латвия
    Тот мир был совсем другим: не было ни пролетариата, ни средств массовой информации. Национализм еще не был изобретен. Дворянство было интернациональным. Война же скорее напоминала в игру в солдатики. Эпоха революций ещё только начиналась и Европа делала свои первые шаги на пути к дерьмократиям.
     
    •  
      05.08.2012 23:03
      №20 Сергей Васильев Латвия Ян Заболотный (№7)
      Мир другой, а люди - те же... Первое, что видишь, начиная читать первоисточнии этого времени - тотальный всепоглощающий бардак в русском стане, который уходит только под давлением жутких потерь.
      Поддержали: Ирина Крылова
       
  •  
    05.08.2012 13:02
    №8 Лаокоонт . Латвия
    Поддержали: Ольга Шапаровская
     
  •  
    05.08.2012 16:18
    №9 Vladimir Timofejev Латвия
    Огромное спасибо за Ваш труд.Не даете нам стать "Иванами,не помнящими родства."Отличный очерк.И фотографии.
    Поддержали: Ольга Шапаровская, Elza Pavila, George Bailey, Евгений Лурье, Владимир Бычковский
     
  •  
    05.08.2012 22:07
    №13 Владимир Бычковский Латвия
    Прочёл и понял, почему ЧЕЛОВЕК стал венцом природы !
    Поддержали: Ольга Шапаровская
     
  •  
    06.08.2012 00:12
    №31 Константин Ранкс Финляндия
    Позиция Кутузова под Москвой была выгодной, в том числе и при защите Петербурга - по сути куда бы не пошел Наполеон из Москвы, он имел Кутузова либо во фронте либо в тылу. Пока Наполеон шел бы на Москву, у него бы полармии отколупали. К тому же русские в компанию 1809 года показали свое умение воевать в зимних условиях, а армия Наполеона к этому не была готова. 
     
    •  
      06.08.2012 00:24
      №33 Владимир Бычковский Латвия Константин Ранкс (№31)
      Вот Вы тоже подтверждаете, что Наполеон НЕ ПЛАНИРОВАЛ воевать с Россией, надеюсь в ЕГО профессионализме, как полководца, Вы не сомневаетесь ?
       
      •  
        в плане глобальном - нет. Война была вынужденной для него. Как ни крути, Александр кинул императора с англиками ....      
        Поддержали: Владимир Бычковский
         
        •  
          06.08.2012 20:10
          №49 Владимир Бычковский Латвия Andrey Veliks (№41)
          Хотя не понятно, Москва то причём, пути доставки перекрыть....и всё.
           
          •  
            да ХЗ, почему. Тут поневоле начнешь рассматривать потусторонние мотивы. Есть такая т.з.  ,что Наполеон - одно из воплощений антихриста, масон и прямое порождение французской Революции, со всеми ее Вольтерами. Маратами, Дантонами , Гильомами и т.д. Не зря в чреве Парижа покоятся незахороненые останки 6 млн. умерших и казненных.  Вот тут и начинаешь думать про Индию (Тибет) с Гималаями. Тянуло их всех к ШАмбале, что Наполеона, что Гитлера. Оба - воплощения зла, оба напали в день самой короткой ночи, оба искали Граали.... оба получили по полной в России. Карма у нас такая - уродов закапывать .
             
            •  
              06.08.2012 20:56
              №55 Владимир Бычковский Латвия Andrey Veliks (№52)
              Ну я бы не согласился с двумя Вашими утверждениями, во-первых, подземные захоронения (вернее миллионы черепов и костей, зрелище я Вам скажу МАГИЧЕСКОЕ), никак не относятся к временам Французской революции, во-вторых, Наполеон - Великий Реформатор, чего стоит только написанная ИМ лично конституция Франции, практически без изменений, существующая до сих пор. Отсюда и вывод, ну никак Наполеон и Гитлер, не могут быть "синонимами".
               
              •  
                революция внесла основной вклад , и это факт . как и сам факт их залеганий не очень красит сам город ...

                насчет Гитлера - они не синонимы , они воплощения. А насчет конституций, гуманизма и прочего - масоны, чо еще сказать ...  долгая тема, не для здесь
                 
                •  
                  06.08.2012 23:14
                  №58 Владимир Бычковский Латвия Andrey Veliks (№57)
                  Революция внесла свой вклад ? Был там, искал черепа Людовика и Антуанетты,в смысле Марии (все искали - не нашли, говорят и не было). Я так понимаю. что Вы ТАМ не были, ....иначе бы не несли ...(извиняюсь заранее за вульгарность).   А насчёт "синонимов" Вы абсолютно правы, - это тема, не для "дешёвой" нашей пикировки.
                   
    •  
      06.08.2012 12:18
      №45 Сергей Васильев Латвия Константин Ранкс (№31)
      Я уже выше писал, Константин - Тарутинский лагерь никак не влиял бы ни на снабжение Наполеона, которое можно было организовать севернее, через Латвию - Эстонию, ни на движение его к Питеру. В 1814 году он сам зашел в тыл к союзным войскам, которые шли на Париж. Результат оказался не очень... Они просто его проигнорировали. А возможность Кутузова нагнать армию Наполеона на марше оцениваю как очень сомнительную - во всяком случае, идя паралельно с ним по новосмоленской дороге, сделать это ему не удалось
       
      •  
        06.08.2012 14:18
        №46 Ян Заболотный Латвия Сергей Васильев (№45)
        Почему не удалось? Догнали в Белоруссии, у речки Березина. Хотя может и не хотели окончательно догонять, кто знает? Если бы Наполеон закончил свою активную политическую карьеру в России, расклад в Европе был бы другим, и не было бы потом необходимости двигать войска в сторону Парижа. Мало ли какие были интриги у царствующих особ!
         
        •  
          06.08.2012 20:32
          №50 Valery Petrov Ян Заболотный (№46)
          Если бы.. был бы...
          история заканчивается там, где начинается сослагательное наклонение
           
          •  
            06.08.2012 20:46
            №53 Ян Заболотный Латвия Valery Petrov (№50)
            Я просто пишу о том, что причины исторических событий нам могут быть не известны. А что вы там в моем посте увидели?
             
            •  
              06.08.2012 21:04
              №56 Valery Petrov Ян Заболотный (№53)
              так я ж говорю - сослагательщину. "Вот если бы у бабушки..." Это только запутывает. А что касается причин исторических событий, то при определенных условиях до всего можно докопаться. В определенных временных пределах, разумеется. Если есть надёжные документы и свидетельства очевидцев, так только в путь. К тому же, как учили нас классики МЛ, интриги царствующих особо такая мелочь в сравнении с исторической возможностью и необходимостью. Это в своей семье и своем окружении Александр Палыч мог результативно интриговать. В межгосударственном масштабе даже Наполеону в одиночку было бы не справиться. Там целые кланы и семейства заворачивали, да и внешние обстоятельства с интересами тоже не зевали.
               
      •  
        06.08.2012 14:50
        №47 Елпидифор Пескарёв Латвия Сергей Васильев (№45)

        Цитата из интернета

        Недавно общался со знакомым французом (на английском, правда), обсуждали
        заимствования из французского в русский и наоборот. Я рассказал о
        стандартных, в общем, рандеву и тет-а-тет, а вот мой французский коллега
        меня здорово порадовал: «Березина», говорит - слово, заимствованное из
        русского языка. У меня сразу определенная национальная гордость
        образовалась. Спрашиваю: «И что же оно означает?». «Означает оно»,
        говорит – «провал, крушение всех надежд, в общем фиаско. Особенно
        крупного размера фиаско называется “березина тоталь”»…

         
 

Вы зарегистрированы как Виртуальный член клуба (ВЧК)

Виртуальный член клуба имеет право:

Если же вы хотите получить дополнительные права:

просим вас дополнить (отредактировать) свой профиль.

Хочу стать Реальным членом клуба
Отменить