ЭТО НАДО ЗНАТЬ

19.04.2021

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Механик рефрижераторных поездов

Как в Германии судили латышского пособника нацистов

свидетельства и факты

Как в Германии судили латышского пособника нацистов
  • Участники дискуссии:

    26
    195
  • Последняя реплика:

    25 дней назад

Известно, что в латышской послевоенной эмиграции, так называемой тримде, было много военных преступников. К сожалению, возмездие настигло только одного из них – Виктора Арайса.

Несколько месяцев назад в издательстве Latvijas mediji вышла документальная книга латышского журналиста-эмигранта Карлиса Штамерса "Судебный процесс Виктора Арайса".

Главного убийцу латвийских евреев судили в 1970-е в земельном суде Гамбурга два с половиной года и приговорили к пожизненному заключению.

Штамерс прилежно все это время ездил за 70 км из Любека в Гамбург и стенографировал все происходящее в суде. Поэтому книга интересна не только рассказом о преступлениях Арайса и его подельников – она еще и документ о своеобразной судебной системе Германии того времени и о жизни ее латышской общины.

Арайса защищают шестеро адвокатов – можно себе представить, насколько это дорого для скромного типографского разнорабочего, которым работал бывший убийца.

Хотя на момент начала суда Арайсу всего 67 лет, он постоянно жалуется на состояние здоровья – и первые несколько месяцев вся дискуссия в суде идет только о том, не прекратить ли процесс.

Заключения дают несколько докторов, один из них постоянно присутствует на всех заседаниях. Периодически подсудимый берет больничный, тогда процесс прерывается. В зал суда его привозят всегда в инвалидной коляске, укутанного одеялом седобородого старика в толстых очках. Ни один из свидетелей не может его узнать: в 1941 году это был статный красавец, истинный ариец.

Однако из тюрьмы сообщают, что вне процесса подсудимый ходит самостоятельно, охотно общается с товарищами по несчастью, и в конце концов медики склоняются, что Арайс – банальный симулянт. Надо сказать, что тактика симуляции другим соратникам Арайса удавалась. Одновременно с ним в Любеке пытались осудить бывшего цесисского полицейского Арвидса Баярса. Тот суд так и был прекращен по болезни обвиняемого.

Необычно не только то, как суд нянчится с подсудимым – очень многое дозволяется и свидетелям. Вопреки привычной нам практике их не уведомляют об ответственности за дачу ложных показаний. После допроса суд решает, надо ли требовать у свидетеля клятву и зачастую отпускает его без этой процедуры. Еще удивительнее, что свидетель в праве решать – отвечать на вопросы или нет.

Выясняется, что в США живет член команды Арайса Карлис Детлавс. Уже завершено судебное следствие, прокурор произнес речь. Но адвокаты настаивают на допросе Детлавса. Суд выезжает в США и возвращается ни с чем: свидетель отказался говорить. Ему разъяснили, что после дачи показаний он может быть депортирован из страны за то, что скрыл свое прошлое при въезде.

В результате в основе приговора Арайсу лежит преступление, в котором его роль вторична: одна из массовых акций по расстрелу узников рижского гетто. Там действительно расстреливали немцы, они же приняли это решение.
Конечно, полицейские из команды Арайса выгоняли людей из домов, конвоировали их к месту казни, убивали тех, кто не может идти.

Но почему нет ни слова о сожжении рижских синагог, массовых арестах в Риге в июле 1941 года, расстрельных поездках по провинции в рижских городских синих автобусах – многие свидетели рассказывали об этом – непонятно.

Парадоксально, что Арайс, который отрицал вообще какое-либо участие в казнях, признался, что в Румбулу он 8 декабря ездил. Причем с благородной целью – спасти от смерти автомеханика Матвея Лутриньша, который ремонтировал его служебный автомобиль. И Лутриньша с женой действительно вывезли из Румбулы. Суд его допрашивал во время выезда в Ригу – но почему-то именно эти показания в книге не упомянуты.

Еще одна непонятная вещь – каким образом Арайсу удалась его карьера. Он был рядовым латвийским полицейским, параллельно неторопливо получая высшее юридическое образование. Окончательно сдал госэкзамены в университете уже при гитлеровцах, работал в советское время помощником адвоката.

А вот дальше начинаются чудеса. Опасаясь депортации, Арайс в июне 1941 года ушел в леса, организовал партизанский отряд. После отступления Красной армии этот отряд вошел в Ригу и занял полицейскую префектуру в центре города на бульваре Аспазии.

И вот прибывает начальство – глава полиции безопасности генерал Шталекер. А его адьютант и переводчик Ганс Дреслер – товарищ Арайса по службе в латвийской армии. Балтийский немец, репатриировавшийся в Германию и вернувшийся на Родину с ее армией.

Тут же по рекомендации Дреслера Арайса назначают командиром полицейского подразделения, и буквально на следующий день начинаются аресты и расстрелы евреев без всякого участия немцев.

Убежден, что этот рассказ – а его на суде подтвердил и Дреслер, отмежевавшийся от любого дальнейшего сотрудничества с Арайсом – обман, который так и не раскрыт за прошедшие 80 лет.
 


Моментальная организация полицейских групп, готовых с первых дней начать убийства мирных жителей – ведь помимо Арайса, в Елгаве действовала бригада Мартиньша Вагуланса, а в Валмиере – Герберта Тейдеманиса – должно быть и следствием царившего в Латвии антисемитизма, и продуктом агентурной работы гитлеровцев. 

Характерно, что столь же быстро самоорганизовывались убийцы и в Литве, и на Западной Украине. Но ни одной власти невыгодно это расследовать: в СССР избегали дискредитировать "дружбу народов", а для вновь образованных государств важно показать, что во всем виноваты только оккупанты.
 


Из книги Штамерса видно, насколько разнообразные кадры формировали команду Арайса. Один из его заместителей Харийс Лиепиньш был художником, командир взвода Карлис Озолс – профессиональным шахматистом. Кстати, после достижения независимости фонд Визенталя требовал от Латвии его преследования, но наше правосудие ловко уклонялось, и тот успел умереть своей смертью в Австралии. А еще знаменитый летчик Герберт Цукурс...

Или вот один из свидетелей – Юлий Брачс. Историк, преподаватель престижной Первой гимназии. 1 июля 1941 он пешком из Яунциемса отправился в префектуру, чтобы начать строить новую Латвию. Суд его спрашивает: "Что происходило с евреями 1 июля?". Ответ: "Их выгоняли на улицы, где они пели коммунистические песни". А чуть позже: "Молодые люди выходили на улицы, хватали евреев и пели патриотические песни... Когда запретили носить латвийскую форму, латыши были огорчены." Праздник песни какой-то, а не массовое убийство соседей...

Нетрудно понять, на чьей стороне симпатии свидетеля и в момент допроса, через 36 лет после трагедии. Характерно, что в сноске комментатор – известный историк Улдис Нейбургс – пишет про Брачса и многих других фигурантов: "активист-общественник тримды (латыши в изгнании)".

Полностью отрицая свою вину, Арайс рассказывает, что подписался в 1941 году под коллективным письмом латышской интеллигенции с требованием прекратить уничтожение евреев. Комментатор стыдливо отмечает: "Нет дополнительной информации, которая подтвердила бы наличие этого заявления".

Сама по себе самоидентификация палача как интеллигента уже прекрасна. Но если посмотреть на фигуры его соратников – то, может, Арайс прав?

Может, латышская интеллигенция действительно склонна убивать?
Разве историк, художник, летчик, шахматист – это не интеллигенция? Или мельком упомянутый канадский адвокат Оскар Перро – в прошлом сотрудник полиции безопасности нацистской армейской группы "Север", тоже латышский общественник...

Конечно, и автор книги сочувствует подсудимому, а не его жертвам. Сам труд – послание американскому адвокату Иварсу Берзиньшу. В США одновременно проходит процесс майора Вилиса Хазнерса, обвиняемого в преступлениях Холокоста. Информация помогает защите: процесс Хазнерса прекращен.

Штамерс и сам воевал в легионе, он постоянно ворчит, что пережившие Холокост свидетели-евреи преступно сговариваются, чтобы очернить подсудимого. Очень неодобрительно отзывается о коллеге, который тоже подолгу присутствует на процессе – некоем "еврейском журналисте". Имя его ни разу не называется, непонятно – то ли это израильтянин, то ли корреспондент германской еврейской газеты, то ли просто этнический еврей.

Интересно, что в книге упоминаются и родители нынешнего президента Латвии Эгила Левитса. Причем об Ингеборге Левите автор отзывается с большим уважением – оказывается, она редактирует газету "Латвия", для которой он пишет. А вот о "бывшем муже Левиты" – без всякого пиетета: зачем-то ходит на суд, что ему надо? Кстати, Иона Левитс предлагал свои услуги переводчика. Судом эти услуги были отвергнуты: еврей – лицо заинтересованное.

И тем не менее книга – потрясающий документ. Особенно интересны выступления свидетелей, которых суд опрашивал в Риге, куда специально дважды выезжал. Причем Арайса обличали не только чудом уцелевшие евреи, но и бывшие соратники, отсидевшие свое после войны и вернувшиеся на родину.

Визитная карточка издательства Latvijas mediji – самая националистическая газета страны Latvijas Avīze.

И вот это издательство помогает нам понять всю глубину падения латышского общества в годы Второй мировой, да и его правопреемника в лице тримды. Вот уж воистину – рукописи не горят.

 

первоисточник


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Владимир Веретенников
Латвия

Владимир Веретенников

Журналист

«Не будем кланяться нацистам»

Латвийские ветераны — о героизации пособников Гитлера

Руслан  Панкратов
Латвия

Руслан Панкратов

Экс-депутат Рижской думы

Бандеровцы хотят навязать свои правила Евросоюзу

Александр Малнач
Латвия

Александр Малнач

Историк, публицист

Группенфюрер СС объявлен Мессией латышской нации

Послесловие к дате

Александр Малнач
Латвия

Александр Малнач

Историк, публицист

Запад пытается остановить геополитический маятник Прибалтики

КОРОТКО О СИТУАЦИИ В ЛАТВИИ

Почему Америку назвали в честь Америго Веспуччи ?

служил в банкирском доме Медичи. В 1490 переехал в Испанию, где работал агентом той же фирмы Медичи в Севилье, занимаясь, в основном, оснащением судов - распил - он и в Испании рас

О сути белорусско-американских отношений на современном этапе

При чем тут это всё? Никто ничего ни у кого не "клянчит". Есть правила использования еврофондов и правила взносов в еврофонды.

Не в силе Бог, а в правде!

На Ордене свет клином не сошёлся.Спрашивается, какими силами Ватикан собирался воевать с Ордой, когда подбивал Александра на альянс? Русскими руками жар загребать или как?Поскольку

Имеет ли право латвийский артист петь в Крыму?

Я в тексте объяснял, почему апелирую к Декларации. Речь идет не о споре в суде, а о дискуссии на тему, что такое хорошо и правильно. В такой дискуссии вполне уместно ссылаться на Д

ЗА ЧТО ВОЕВАЛИ РУССКИЕ

И даже если это так, то это только подтверждает бесчеловечность гитлеровского режима и объясняет проигрыш экономики СССР капиталистическим странам, не так пострадавшим от войны. Те

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.