ПРАВОЗАЩИТА

02.03.2021

Александр Гапоненко
Латвия

Александр Гапоненко

Доктор экономических наук

Крымская весна и прибалтийский мрак

почему в Прибалтике преследуют русских правозащитников?

Крымская весна и прибалтийский мрак
  • Участники дискуссии:

    12
    64
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

В последние годы в Латвии, Литве и Эстонии резко усилилось уголовное преследование русских правозащитников. СМИ практически каждую неделю сообщают об обысках, арестах, судах, депортациях людей, которые осмеливаются поднять свой голос в защиту русских, живущих в этих республиках. Что же явилось причиной резкого ухудшения ситуации с правами человека в Прибалтике? 

Геополитический расклад сил 

 


Прибалтийские страны находятся между Западноевропейской и Русской цивилизациями. Соотношение сил время от времени меняется, геополитический маятник качается из стороны в сторону, и прибалтийские народы оказываются в сфере влияния то одного, то другого центров. 
 

После распада СССР маятник силы качнулся в сторону его наследницы — России, прибалтийские народы попали в сферу влияния Европейской цивилизации в лице Европейского союза (ЕС). ЕС установил политический контроль, в том числе и над двумя миллионами людей, идентифицирующими себя как русские. В Латвии, Литве, Эстонии, вошедших в состав ЕС, русские составляли от 10 до 50% населения.  

Пришедшие к власти во вновь образованных на берегах Балтийского моря республиках национал-демократические элиты вытеснили значительную часть русских за пределы границ своих стран. Оставшиеся подвергаются «мягкой», но систематической ассимиляции. 

Большинство русских, живущих в Латвии и Эстонии, власти принудительно лишили гражданства, ограничили в активном и пассивном избирательном праве, возможности службы в госучреждениях и работы на госпредприятиях, в праве на «свободные» профессии, праве собственности, праве занимать руководящие посты в бизнесе, праве на пенсию. 

Русский язык был лишён титульными «национал-демократами» официального статуса и насильственно вытеснен из общественной сферы жизни. Созданные языковые комиссии занимались и продолжают заниматься выявлением лиц, недостаточно владеющих языком титульной нации, штрафуют их, инициируют увольнение с работы. Власти закрыли группы с русским языком обучения в высшей школе, ограничили возможности обучения на нём и в государственной средней школе. 

Русская интеллигенция была уволена из учреждений образования, культуры, науки, поверглась маргинализации.

 


В музеях ликвидировали экспозиции, которые рассказывали о тысячелетней истории русских Прибалтики. Из библиотек стали изымать и уничтожать книги на русском языке.
 


На фоне рыночных реформ русская пресса закрывалась, тогда как пресса титульных этносов получала государственные дотации и гранты. Были закрыты государственные теле- и радиоканалы, вещавшие на русском языке. 

Власти прибалтийских республик заменили традиционные русские топографические названия на латышские, эстонские, литовские.

 


Были переиначены русские имена и фамилии. Это тоже инструменты принудительного лишения русских своей этнической идентичности.  
 

Спустя полтора десятилетия независимости в республиках Прибалтики уже вполне сложилась этническая иерархия, при которой на высших ступенях социальной лестницы оказались исключительно представители титульных этносов, а представители этнических меньшинств, прежде всего русские, вытеснены на низшие ступени этой лестницы. В список «низших» попали и другие этнические меньшинства: поляки в Литве, латгалы в Латвии, сету в Эстонии.  

Установленная этническая иерархия поддерживалась силой законов и правовых институтов, то есть дискриминация по этническому принципу носила институциональный характер. 

Этнократия прибалтийских стран коренным образом отличалась от той модели общественного устройства, по которой было построено послевоенное западноевропейское общество. Однако в 2004 г. Латвия, Литва и Эстония были без особых проблем приняты в Европейский союз. Прибалтийские правящие элиты обещали Брюсселю немедленно по вступлении устранить вопиющие нарушения прав человека в своих странах, однако обещаний не выполнили. 

После распада СССР его правопреемницей стала Россия. Она признала право всех бывших советских граждан на получение российского гражданства и принимала на своей территории беженцев. Проблема разделённой русской нации, к сожалению, не была тогда признана российскими властями на официальном уровне. В стране проводилась политика строительства не русской, а внеэтнической российской нации.

 

Согласно этой концепции, все живущие за рубежом русские (и другие коренные российские народы) не считались членами российской нации, а сама Россия не была в полной мере правопреемницей тысячелетнего Российского государства. Поэтому реальной поддержки русским диаспорам за рубежом Москва не оказывала, от этнической дискриминации их не защищала, с активистами, которые защищали права этнических русских за рубежом, отношений практически не поддерживала.
 



Крымские события и русские Прибалтики 

В 2014 г. европейский геополитический маятник качнулся в другую сторону, и к России перешёл населённый русскими Крым, независимости добился населённый русскими Донбасс. Быстрые и решительные действия России позволили перейти к осмыслению строительства русской нации. Присоединение живших на Украине русских к России произошло потому, что пришедшие в Киеве к власти украинские национал-радикальные элиты намеревались провести этнические чистки. 

В ответ на эти ключевые геополитические перемены на континенте европейские элиты приняли решение перейти от «мягкой» к «жёсткой» ассимиляции русского населения, проживающего в Прибалтике. Расчёт был на то, что таким образом будет ликвидирована основа для действий России по защите русских диаспор от дискриминации, преследования и геноцида со стороны правящих национал-радикальных элит. Раз нет русских, то нет оснований для их защиты со стороны «материнского» государства. 

Таким образом европейскими правящими элитами была предпринята попытка силовыми методами остановить движение геополитического маятника, который меняет своё положение не только по причинам этнического характера. 

После крымских событий к власти в республиках Прибалтики пришли национал-радикальные элиты и принялись реализовывать политику насильственной ассимиляции русского населения. Планировалось провести её до того, как Россия приобретёт больший геополитический вес. 

 


В Латвии, в Литве, в Эстонии были в ускоренном порядке завершены так называемые «школьные реформы», в результате которых русские дети были лишены возможности получать образование на родном языке в государственной школьной системе. В Латвии был введён запрет на получение образования на русском языке не только в государственных, но и в частных школах и частных высших учебных заведениях. ​Политика принудительной «латышизации» была распространена и на государственные и частные детские сады.
 


 Это было нарушением права русского меньшинства на сохранение этнической идентичности и нарушением права на свободное ведение коммерческой деятельности. 

При проведении «школьной реформы» из всех учебных программ было исключено изучение культуры и истории русского этноса, а в оставшейся образовательной компоненте русским детям стали навязывать чувство неполноценности и желание поменять этническую принадлежность. Это делалось, например, за счёт навязывания концепции «советской оккупации», «ответственности русских за геноцид коренных этносов».  

 


Неграждане в Латвии и Эстонии оставались ущемлёнными в правах по более чем 80 позициям. Официальные Рига и Таллин забыли про обещание руководству ЕС, СЕ и ООН ликвидировать позорный институт неграждан.
 


Уже не только государственные, но и частные телеканалы, вещавшие на русском языке, были в Латвии и Литве закрыты, а оставшийся в Эстонии телеканал стал использоваться властями как инструмент подавления этнического сознания русского населения. Одновременно власти прибалтийских республик запретили ретрансляцию российских телеканалов, которые обеспечивали поддержание самоидентичности русского населения. Сделано это было в нарушение права зрителей телеканалов выбирать источники получения информации. 

После 2014 г. во всех трёх прибалтийских республиках активизировалась борьба с материальным выражением общественного сознания русского населения. С этой целью ликвидировались памятники культуры, связанные с историей русских, в частности, памятники борцам с фашизмом в годы Второй мировой войны. Был ужесточён запрет на использование советской символики, которая на протяжении семидесяти лет была также и русской этнической символикой. Советские флаг, гимн, герб, советская военная форма были объявлены символами тоталитаризма и запрещены к использованию на публичных мероприятиях.  

Фактически правящие прибалтийские национал-радикальные элиты сформулировали государственную идеологию, положения которой население должно было принять на веру, а открытое отступление от установленных идеологических догм каралось в уголовном порядке. Одним из элементов этой доктрины была оценка русских и других этнических меньшинств как неполноценных этносов. 

Так, депутат правящей коалиции в Сейме Латвии Эдвин Шноре в мае 2017 г. публично определил русских, как «вшей» и призвал к их «выведению» из республики, то есть к массовым убийствам по этническому принципу. Этот образ он взял из трудов классиков немецкого национал-социализма. На требования русских активистов привлечь депутата-русофоба к ответственности прокуратура республики ответила отказом, то есть подтвердила правомерность разжигания официальным лицом этнической ненависти. Это — один из десятков случаев призыва правящих национал-радикальных элит к расправам над этническими меньшинствами в Прибалтике. 

В качестве инструмента разрушения русской идентичности власти прибалтийских стран широко используют героизацию нацизма. Разрешены шествия последователей Гитлера, торжественные мероприятия; на национальных мемориальных кладбищах захоронены нацистские преступники. Издаётся и открыто распространяется литература, прославляющая нацизм. Таким образом, демонстрируется готовность части правящих элит восстановить модель устройства общества, существовавшую в Европе при так называемом «Новом порядке». 

Одновременно власти подвергают уголовному преследованию тех, кто боролся в годы войны с нацистами, и тех, кто сейчас стоит на антифашистских позициях. 


Протесты русских против политики насильственной ассимиляции  

Русские общины в странах Прибалтики не хотят ассимилироваться и протестуют против насилий, творимых национал-радикальными правящими элитами. 

В Латвии начало «школьной реформы» в 2004 г. вызвало массовые митинги, шествия, собрания, голодовки родителей. В протестах участвовали многие десятки тысяч родителей и школьников. В 2014 г. попытка ускорить «школьную реформу» вызвала новую волну возмущений и протестов. Протесты в форме массовых шествий, митингов, собраний, подачи петиций продолжились в 2017—2019 гг. Как средство защиты интересов своей общины русские инициировали подачу сотен исков в Европейский суд по правам человека. 

В 2012 г. русские активисты провели референдум за повышение статуса русского языка, и на нём абсолютно всё русское правоспособное население, почти триста тысяч человек, высказалось за придание ему статуса государственного. В латвийском референдуме не смогли принять участие многочисленные неграждане республики, для которых русский является родным. 

Русские протестовали против лишения их гражданства с момента принятия властями этого решения.

 


В 2014 г. в Латвии возникло массовое протестное движение «Конгресс неграждан», и активисты провели выборы в альтернативный представительный орган — Парламент непредставленных. Активисты движения неграждан обращались с петициями в адрес ООН, Совета Европы, Европейского парламента, к главам ведущих мировых держав.
 


​Одной из форм демонстрации русскими общинами намерения сохранить свою идентичность является ежегодное празднование Дня победы над фашизмом, проведение шествия в честь погибших воинов — Бессмертного полка. В праздновании 9 мая в Латвии ежегодно участвуют несколько сот тысяч человек, в шествии Бессмертного полка — десятки тысяч человек. 

В 2007 г. в Эстонии развернулись массовые протесты против уничтожения властями Бронзового солдата — памятника на могиле воинам, павшим при освобождении Таллина от фашистов. Протесты, в которых участвовали тысячи человек, были жестоко подавлены, несколько русских активистов отправлено в тюрьму. 

В стране проходили многочисленные митинги, шествия, пикеты против насильственной «эстонизации» русских школ. Организация «Русская школа» уже десять лет ведёт борьбу за сохранение школ, в которых ведётся частичное преподавание на русском языке. 

В Эстонии действует организация, представляющая интересы неграждан. 

В праздновании Дня победы в Эстонии ежегодно участвуют до ста тысяч человек, в шествии Бессмертного полка — тысячи человек. 

В 2015 г. в Литве русские вместе с поляками устраивали митинги и шествия против насильственной «литуанизации» школ этнических меньшинств. 

Все публичные протесты русских общин в странах Прибалтики носили мирный характер, проходили в рамках демократических процедур. Руководили протестами активисты, которые формулировали требования русских общин, доводили их до властей и международных организаций. Позиции русских правозащитников по вопросам этнической дискриминации регулярно представлялись на заседаниях ОБСЕ. 

Россия не оказывала поддержки протестному движению прибалтийских русских против насильственной ассимиляции. Москва ограничивалась заявлениями о необходимости соблюдения официальными Ригой, Таллином и Вильнюсом обязательств, принятых при подписании международных конвенций по защите прав национальных меньшинств. 


Преследование активистов русских общин 

Исходя из целевой установки на ускоренную ассимиляцию русского населения, правящие национал-радикальные элиты прибалтийских стран не признают наличия в своих странах русских этнических общин. Факт существования полутора миллионов русских не отражается в конституциях, нет законов, регулирующих их правовое положение. Международные конвенции о правах национальных меньшинств не соблюдаются, часть из них подписана с изъятием важнейших правовых норм. 

 


Все демократические протесты русских общин игнорируются. Право представлять интересы русского населения за активистами русских национальных движений не признаётся. О наличии острых этнических конфликтов не говорят даже омбудсмены прибалтийских стран. Деятельность активистов русских общин представляется правящими прибалтийскими элитами исключительно инспирированной извне — из Кремля. А активисты, защищающие права русского населения, выставляются властями как «агенты влияния Кремля», якобы действующие против национальных интересов прибалтийских республик.
 


Отсюда и репрессивная политика нынешних прибалтийских правящих элит в отношении этих правозащитников. 

Преследования начались сразу по установлении этнократической системы власти в странах Прибалтики. Однако после 2014 г. они ужесточились и приняли массовый характер.  

Подытоживая, можно сделать вывод, что правящие элиты Латвии, Литвы и Эстонии в последние три десятилетия проводят политику принудительной ассимиляции русского населения через ликвидацию социальных институтов, которые обеспечивают поддержание самоидентичности русских также путём запрета на использование русского языка в общественной жизни и лишения детей возможности обучения на родном языке; через постоянную маргинализацию русской интеллигенции и лишение русских доступа к культуре «материнского» государства; через навязывание русским фальшивого общественного сознания. 

Этнические иерархии в Прибалтике поддерживаются с помощью государственных карательных учреждений, судов, принимаемых законов и ведомственными нормами, партиями, построенными по этническому принципу, государственными СМИ. То есть, дискриминация русских носит доктринальный характер. 

Международные обязательства по защите прав этнических меньшинств прибалтийские власти по-прежнему не выполняют. Европейские институты эти нарушения предпочитают не замечать. Тем самым они легализуют в этих странах применение практик, осуждённых Международным военным трибуналом в Нюрнберге. 

Власти прибалтийских стран не признают сам факт существования полутора миллионов русских. Борьбу за сохранение этнической идентичности они представляют как действия группы злоумышленников, инициированные Россией. 

Российским властям нужно вполне осознать, что преследование русских правозащитников в Прибалтике является элементом геополитической борьбы с русской нацией. 

первоисточник

 


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Владимир Веретенников
Латвия

Владимир Веретенников

Журналист

Российская бюрократия распугивает зарубежных соотечественников

насколько глубоко ?

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Бумеранг ненависти

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Механик рефрижераторных поездов

Горький немецкий опыт

Алла  Березовская
Латвия

Алла Березовская

Журналист

На Шестом Всемирном…

Заметки на полях Конгресса соотечественников

Как Владимир Ильич и Степан Халтурин исполнили приказ Ленина

Нам, молодым, фиг чего перекроешь. :)

Сказ о том, как агент Пиебалгс Европу на*балгс

Именно так и подсчитал. Что-то вроде 30 квадратных метров панелей Panasonic со сроком службы 25 лет

30 лет великому обману

Ну, давайте, расскажите нам, что в СССР не было судов, не было следователей, экспертов-криминалистов, оперативников и т.д. )))Никто не совершал преступления, никто соответственно и

Интеграционный формат суверенности

Конечно есть. Но при чем тут ЕС ценности и Белоруссия? Наведите сначала порядок в ЕС и потом , своим бесценным опытом, делитесь с миром. Ведь -Конституционный суд Польши признал ве

Принуждение к миру

для возвращение в публичную жизнь.Медвед пока набирается сил перед новым туром президентства. В этот раз на шесть лет. Это серьёзный срок.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.