За равные права

09.12.2013

Владимир Бузаев
Латвия

Владимир Бузаев

Математик, физик, политик

Много лжи и немного статистики

О чем молчит латвийский МИД

Много лжи и немного статистики
  • Участники дискуссии:

    17
    72
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

26 ноября МИД Латвии на русском языке (!) разместил на своем сайте свой комментарий к вступившим в силу 1 октября поправкам к закону о гражданстве. Внимательное изучение этого трехстраничного документа не может не вызвать ряда вопросов.


Во-первых, описание проблемы признания двойного гражданства за латвийскими экономическими эмигрантами, ради решения которой и принимались поправки, размещено в самом конце документа. Зато начало документа посвящено «заметным успехам в осуществлении процесса натурализации», хотя поправки к закону практически никак не влияют на темпы этого благотворного процесса.

Ну и наконец, кроме цитированной выше, выражаясь дипломатическим языком, «неточности» я уже на первой странице документа нашел еще несколько утверждений, в которых МИД дезинформирует публику, косвенно или прямо.

А теперь обо всем по порядку.


«Успехи» натурализации

МИД совершенно справедливо утверждает, что число неграждан с 29 % (730 000) в 1995 году снизилось до 13,3 % (290 510) в июле 2013 года. И тут же сообщает, что с момента началa натурализации 1 февраля 1995 года до 30 сентября 2013 года распоряжением Кабинета министров гражданство Латвийское получило 141 165 человек.

Нетрудно посчитать, что число неграждан сократилось на 439 490 человек, и вклад натурализации в этот «успех» меньше 1/3. КПД хуже, чем у паровоза. А остальные-то неграждане куда делись?

Число проживающих в Латвии иностранцев (из которых большинство — это бывшие неграждане) на 1 июля 2013 года — 69 109. Таким образом, остается еще 370 тысяч человек, или чуть больше половины от исходного числа, которые убыли в лучший мир, по крайней мере, за пределы нашей гостеприимной страны.

В период с 1 января 1996 по 1 января 2013 года население Латвии сократилось на 446 тысяч человек. С учетом того, что за это время родились 352 000 детей, общее число убыли лиц (с некоторым завышением, ибо дети тоже умирают), проживавших в Латвии на начало 1996 года — 798 тысяч. Нетрудно подсчитать, что доля неграждан, не сменивших свой правовой статус, в этих потерях составляет 46 % при средней их доле в составе населения за весь период в 21 %. Тут не об «успехе» надо говорить, а о намеренном создании нетерпимых условий существования для группы людей, выделенной по признаку происхождения родителей.

Особенно странной выглядит история «успеха», когда мы переходим от средних данных к ежегодным темпам натурализации.

По результатам 9 месяцев в 2013 году ожидается 1700 натурализованных, что в 11 (!) раз меньше, чем в рекордном 2005 году, и в 6 раз меньше, чем в 2003, когда Европарламент, приветствуя готовность Латвии к вступлению в ЕС, рекомендовал эти темпы ускорить. Нетрудно отметить, что без учета эмиграции и смертности натурализовать оставшихся неграждан такими темпами удастся только через 170 лет.

На низкие темпы натурализации в Латвии обратил внимание и Евростат, на следующий день после появления комментария МИД опубликовавший сводку принятия в гражданство за 2011 год во всех странах ЕС. Еврочиновники наконец-то поняли, кто они такие, эти non-citizens, и даже специально разъяснили, что в Латвии и Эстонии они составили 96 % и 88 % от всех принятых в гражданство в 2011 году. В целом по ЕС диверсификация на порядок выше, и наибольшую группу получивших гражданство стран ЕС составили граждане Марокко — лишь 8,2 % из 780 тысяч натурализованных.

Латвия и Эстония, подарившие ЕС соответственно 70% и 22% проживающих в нем лиц без гражданства, приняли в гражданство по 12 человек на 10 000 жителей, при среднем по ЕС показателе в 16. Если считать от числа резидентов, не имеющих гражданства страны проживания, то для Латвии это 6 на 1000, третье место с конца после Чехии и Словакии, и вчетверо меньше, чем в среднем по ЕС. В Швеции, к примеру, этот показатель натурализации, применяемый не к доморощенным, а к настоящим иностранцам, вдесятеро выше, чем в Латвии.

Так что никаких действенных мер по ликвидации сосредоточенного именно в этих двух балтийских странах массового безгражданства, в действительности не принимается.


«Облегчение» натурализации в поправках к закону

МИД описывает три достижения новой редакции закона, по мнению дипломатов, облегчающие процесс натурализации.

Во-первых, «в новой редакции закона уточнены правила процесса натурализации — упрощены требования к претендентам на гражданство в отношении срока постоянного пребывания (отменена норма, по которой до начала процесса натурализации местом постоянного проживания человека в течение 5 лет без перерыва должна была быть Латвия)».

Во-вторых, «отдельной статьей установлены льготы и освобождения от проверки на знание языка; лица, получившие основное образование и освоившие более половины учебной программы на латышском языке, освобождаются от проверки знаний латышского языка, основ Латвийской Конституции, текста государственного гимна, истории Латвии и основ культурных традиций».

И наконец, «поправки предполагают, что бывшие военные СССР смогут получить гражданство путем натурализации, при условии, что они прожили в браке с гражданином Латвии не менее 10 лет».

Норма насчет сроков пребывания вовсе не отменена, а лишь уточнена.

Следует учесть, что как в старой, так и в новой редакции закона устанавливается различное регулирование для неграждан и настоящих иностранцев.

Для иностранцев пятилетний срок пребывания устанавливается с момента получения постоянного вида на жительство. А вот в отношении неграждан законодатели просто не желают называть кошку кошкой.

Минимальный срок проживания негражданина в Латвии (для тех 60% неграждан, кто в ней не родился) вытекает непосредственно из его правового статуса: с 1 июля 1992 года, или не менее 21 года. Средний же срок проживания в Латвии родившегося вне ее границ негражданина — 46 лет, что превышает срок существования обеих независимых латвийских республик вместе взятых.

Поэтому в старой редакции закона пятилетний срок пребывания вне всякой логики отсчитывался с 4 мая 1990 года, причем насчет его «непрерывности» в законе не было сказано ни слова.

Вот тут-то в отделе натурализации и объявился В. И. Линдерман, успевший в последние пять лет посидеть в «Матросской тишине» на территории России. И ему в принятии заявления отказали, специально для него интерпретируя этот пятилетний срок пребывания, как непрерывный перед подачей заявления. Линдерман подал в суд и выиграл в первой инстанции. Но приговор был обжалован, и решение апелляционной инстанции было уже не в пользу истца. На данный момент вопрос интерпретации старой редакции нормы «завис» в Сенате Верховного суда.

По результатам процесса законодатели и решили «уточнить» закон таким образом, чтобы последователи Владимира Ильича права на натурализацию уже бы точно не имели. Теперь в законе ясно сказано, что в пятилетнем сроке пребывания допустим перерыв продолжительностью не более года, и перерыв не должен попасть на год, непосредственно предшествующий подаче заявления.

Что касается второго примера, то тут МИД умудрился дезинформировать публику дважды.

Во-первых, льготы при прохождении натурализации были и раньше, но устанавливались они не законом, а легко меняемыми правилами Кабинета министров. Теперь они с незначительными изменениями перекочевали в закон, и изменить эти льготы можно только голосованием депутатов.

То есть раньше правительство просто не хотело выполнять международные рекомендации по упрощению процедуры (Латвийский комитет по правам человека в октябре опубликовал 30 таких рекомендаций). А теперь оно и не может их выполнить, и вынуждено получать санкцию депутатов. А санкции можно долго ждать, ибо в предпоследний раз закон изменялся пятнадцать лет назад!

Что касается лиц, закончивших латышскую школу, то до введения поправок они признавались гражданами в порядке регистрации. Теперь же им приходится проходить натурализацию вместе со всеми, хотя и не надо сдавать экзамены. Это тоже не упрощение, а ужесточение процедуры.

Нелишним будет добавить, что русские школы опять дискриминировали. Натурализующихся выпускников русских средних школ в любом случае заставляют сдавать экзамен по основам законодательства и официальной версии истории, хотя учебные программы как русской, так и латышской школы одинаково сертифицируются министерством образования. Более того, им приходится еще раз сдавать экзамен и по латышскому языку, если на централизованном выпускном экзамене они получили менее 20 баллов. Хотя этот экзамен с прошлого года для выпускников русских и латышских школ един.

Наконец, для «бывших военных СССР», вопреки мнению МИД, вообще ничего не изменилось.

Для тех из них, кто призывался с территории Латвии, факт службы ограничением на натурализацию не был. Для тех, кто призывался не отсюда, брак с гражданкой Латвии продолжительностью в 10 лет являлся основанием для нераспространения на них ограничения с момента принятия закона в 1994 году. Просто в 1998 году закон меняли в жуткой спешке и совершили редакционную ошибку. Спешка была обусловлена тем, что тогда обстановка в Риге напоминала современный киевский майдан: мощное давление со стороны западных стран с требованием либерализации закона и массовые волнения русских латвийцев, вплоть до блокирования Кабинета министров. Автор в этой акции, прошедшей на следующий день после традиционного шествия легионеров СС, отвечал за безопасность, и с большим трудом уговорил пикетчиков очистить проезжую часть улицы Бривибас перед главным входом в здание.

Отсылка на норму, не распространяющую ограничения на супругов граждан (пункт 7 части 1 ст. 13), осталась, а сама норма из закона была исключена. Последними поправками просто была устранена просуществовавшая 15 лет редакционная ошибка.

Все это не мешало Управлению натурализации и ранее применять закон так, как и хотели законодатели.

Разумеется, все обсужденные выше положения никакого практического влияния на темпы натурализации не оказывают. МИД справедливо заявляет, что «эти поправки были приняты после подробного обсуждения в Сейме и с широкой общественностью на протяжении двух лет». С сожалением приходится отметить, что за эти два года ни один депутат не внес ни единого предложения, направленного на реальную ликвидацию массового безгражданства. А тот законопроект о нулевом варианте гражданства, под которым движение «За равные права» собрало 12 000 подписей избирателей, заблокирован ЦИК, и Конституционный суд огласит приговор по возможности вынесения законопроекта на референдум 19 декабря.


Дети неграждан

По мнению МИД поправки «упрощают процедуру получения гражданства детьми неграждан и лиц без гражданства — признание ребенка латвийским гражданином происходит одновременно с записью о его рождении по желанию одного из родителей, при этом отменено особое обещание родителей. Родителям-негражданам и лицам без гражданства дана свобода выбора сохранить своему ребенку статус негражданина или лица без гражданства, если этого желают оба родителя».

Следует отметить, что возможность регистрации детей неграждан в качестве граждан Латвии по заявлению родителей как раз и появилась в результате драматических поправок к закону 1998 года, и последующего референдума. За изменения в законе высказались 52,5 % избирателей, против — 44,9 %, т.е. позитивный результат референдума оказался возможным благодаря голосованию «за» граждан из числа нацменьшинств, когда большинство латышей голосовали «против».

Таким образом «свобода выбора» (подавать или не подавать заявление), о которой пишет МИД, в действительности не «дана» поправками 2013 года, а существует уже 15 лет. При этом западные эксперты требовали и требуют от Латвии совсем иной «свободы»: ребенок регистрируется в качестве гражданина по факту рождения, а родителям дается некоторое время, чтобы от этого подарка государства отказаться.

Такая позиция международных правозащитных структур объяснима тем, что они понимают, насколько безгражданство в Латвии не соответствует основным принципам прав человека. Вот они и вынуждены ухватиться за подброшенную Латвией соломинку о том, что, дескать, статус негражданина временный и проблема рассосется через десяток лет. Но вот не рассасывается, да еще плодится и размножается.

Как сообщаем МИД, на данный момент только 2,68 % от всех детей (лиц, не дoстигших 18 лет) — неграждане. Тем не менее в абсолютных цифрах это 10500 детей, многие из которых получили свой «временный» статус уже в XXI веке. Не следует забывать, что в ЕС проживает лишь около 36 тысяч лиц без гражданства, не связанных с Латвией и Эстонией. Так что наши «мальчики кровавые в глазах», не дающие спокойно спать просвещенной Европе, составляют почти 1/3 от этого общего числа.

Единственный полушаг в направлении исполнения международных требований Сейм все же сделал.

А именно, для регистрации ребенка теперь нужно заявление лишь одного из родителей, а не обоих, как было раньше. Что касается возможности регистрировать ребенка одновременно с записью о его рождении, то она появилась еще в Правилах Кабинета министров от 5 июля 2011 года, а через два года просто переместилась в закон.

«Особое обещание родителей» воспитывать ребенка в духе патриотизма и любви к латышскому языку Сейм не отменял, ибо это требование появилось только при втором чтении поправок и исчезло после третьего, т. е. никогда не было в силе.


О чем МИД благоразумно молчит

МИД не стал сообщать, что после поправок в общих положениях закона появились такие понятия как «доктрина непрерывности латвийского государства» (читай — 50 лет «оккупации»), «государственная нация (латыши)» и «автохтонное население (ливы)».

С осени 2013 года с подачи тогдашнего председателя Конституционной комиссии при Президенте Эгила Левитса и одобрения правящей коалиции в обществе развернулась дискуссия о внесении аналогичных понятий и в преамбулу к Конституции.

Таким образом фактическое неравноправие и массовое безгражданство латвийских нацменьшинств планируется закрепить и на конституционном уровне.

Оценивая перспективы утверждения такой преамбулы парламентом, не следует забывать, что при утверждении поправок к закону о гражданстве большинство парламентариев за это уже проголосовало.

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Гапоненко
Латвия

Александр Гапоненко

Доктор экономических наук

Обращение в прокуратуру Международного уголовного суда

В Гааге

Владимир Борисович Шилин
Латвия

Владимир Борисович Шилин

Доктор технических наук

Жаль, что русские не евреи

Елена  Бачинская
Латвия

Елена Бачинская

Магистр права

Что-то пошло не так

Русская община Латвии утратила веру в будущее

Елена  Бачинская
Латвия

Елена Бачинская

Магистр права

«Удав не убивает сразу»

Зачем негражданам общественный омбудсмен

Чингисхан или Карл Великий?

Может я не прав, но началом Российской империи принято считать 16 век - правление Ивана Грозного. Именно он венчался как Великий Государь. До него были лишь Великие Князья. Так что

Кто их тянет за язык

Да, это должна была бы быть окончательная русская партия. Но у русских идиосинкразия на партии.

Дочь чемпиона мира по шахматам Михаила Таля о том, почему Запад борется с Россией

Так не было ноги? Тогда я не заговариваюсь: называть наизнаменитейшего человека, с которым не был близко знаком, панибратски, а то и свысока похлопывая по волосатому плечу, просто

Формула диалога: почему Лукашенко защищает президента Украины?

Можно сказать, что Лукашенко фактически выступает адвокатом ЗеленскогоДревняя мечта лимитрофов - быть посредниками, ничего не делать и загребать бабло лопатой...

13 октября день освобождения Риги

Я совершенно с в Вами согласна = Я совершенно с Вами согласна

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.