Взгляд сбоку

26.09.2015

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

Особая судьба

Есть на земле справедливость, притом высшая

Особая судьба
  • Участники дискуссии:

    48
    388
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 

Во времена СССР было равенство, но среди многих равных были республики поравнее. Были земли на необъятных советских просторах, которые жили под грифом особости.



Здесь грех не вспомнить Украину и Прибалтику. В первой все было неспокойно еще с имперских времен, где что ни год — то еврейский или еще какой-то там погром.

Иезуиты постоянно поставляли в земли Малороссии национал-революционную литературу весьма специфического содержания. Я, конечно, не поклонник сжигания книг, но… Вот и российская администрация пыталась бороться пацифистскими способами — то П.А.Валуев валуевский циркуляр подпишет, который на практике мало кто соблюдал, то уже сам государь Александр Второй эмский указ издаст.

И тоже не помогало. В тюрьме народов были свои привилегированные камеры.

А после революции ребята оттянулись по полной. Ведь не секрет, что именно ленинская гвардия определила стратегию украинизации новоросских земель.

Волна репрессий, которая прокатилась по украинским просторам после 1938 года, когда к власти там пришел Н. С. Хрущев, отличалась особым размахом цинизма, предательства и доносительства. С особой жестокостью происходила расправа с неугодными этническими группами во время нацистской оккупации.

Огромное количество украинских карателей избежало наказания — в отношении западноукраинских и прибалтийских коллаборационизмов советское правительство продемонстрировала особый, немотивированный либерализм.


После Великой Отечественной войны началось масштабное развитие Украинской ССР и Прибалтийских республик.

Строительство жилых домов, реконструкция фабрик, заводов, создание новых научно-исследовательских центров, отправка лучших кадровых специалистов: по распределению украинцы и прибалты получали самых результативных молодых специалистов, инженеров-строителей, конструкторов, механиков. Тех, кто реально занимается делом — не кабинетно-кулуарным бумагописанием, а практической деятельностью в фабричных условиях.

А тут еще счастье в виде Н. С. Хрущева подвалило. Того самого, пылкого и эмоционального, который еще пятнадцать лет назад азартно и самозабвенно курировал проведение репрессий на Украине.

И то ли совесть его замучила, то ли условия были выдвинуты, но, в общем, Крым стал украинским.

Высшая государственная администрация украинизировалась не по годам, а по месяцам, не по месяцам, а по дням. Представителям старой гвардии Молотову, Маленкову, Кагановичу, Жукову сказали «давайте, до свидания». Берии так тоже сказали, только более радикальным способом.

И вторая волна коренизации пошла своим закономерным чередом.

Правда, когда прибалтийская политическая верхушка поверила в свою незыблемую особость и началась неприкрытая национальная реакция, Хрущев посетил Ригу и поучил Эдуарда Карловича Берклава уму-разуму.

Но в целом — позволялось все.


В России жили сравнительно неплохо наши два столичных центра — Москва и Ленинград, а все остальное — как все остальное.

Большая, необъятная советская Россия, конечно, сводила концы с концами. Можно квалифицировать жизнь народа российской глубинки как «бедненько, но достойно». Этими словами один москвич пару лет назад охарактеризовал Рижский центральный рынок.

А во времена Латвийской ССР, например, рыбный павильон ломился от яств — треска местная, форель жирная местная, лосось местный, салаки хоть отбавляй, все доступно, все покупалось и продавалось.

Белорусы, приезжавшие в Ригу в конце 1960-х, не могли не поразиться роскоши и великолепию, стабильности и процветанию. «Да-а, хорошо живете, богато». Это не просто слова, это свидетельства современников.

Хрущев Белоруссию особо не жаловал.

В 1960-е особо ретивые инспекторы гуляли по деревням и зачитывали предписания, сколько кур надо было уничтожить. Вводились ограничения на посевы, на сборы. Дотаций было мало, а если и были, то за них приходилось бороться. Льстить не хотели и не умели, а правду в глаза говорить было небезопасно.

Не жаловал он ее и потому, что руководство Белорусской ССР осуществляли люди твердого характера с военно-полевым прошлым, в том числе и прославленные участники партизанского движения (см. на IMHOclub.by статью «Машеров» Валентина Антипенко).

А белорусский партизан — это человек особый. Поэтому белорусы чаще всего благодаря личным управленческим заслугам попадали в руководящие органы власти, и если попадали, то сразу вызывали чувство дикой ревности.

До сих пор ведь неизвестно, что произошло с Петром Мироновичем Машеровым на той самой трассе. Вообще, покушения на правителей никогда не бывают случайными. Уильяма Мак-Кинли никто не защищал на той самой роковой для него книжной ярмарке. Джон Фицджеральд Кеннеди в день покушения был открыт для всех снайперов. Эрцгерцог Франц-Фердинанд вообще ехал практически сам по себе. Подходи, стреляй, уходи.

Вот и тут не могут не возникнуть подозрения.


В общем, Кавказ, Украина и Прибалтика наслаждались размеренным, неторопливым, в меру коррумпированным течением социалистической жизни.

Самые кровавые, самые угодливые, самые беспринципные стали самыми догматичными, самыми горячими блюстителями коммунистической системы.

Но ребята не читали сказку о золотой рыбке. Они же первые поднатужились и обрушили мощное имперское здание Советского Союза, первого в мире утопического государства, в основе которого находился принцип равенства.

И практически все новые государственные образования оказались в равных условиях — ликвидация, десуверенизация, приватизация, реституция, либерализация и прочее… добро уравняло всех тех, кто когда-то чем-то выделялся.

Разве что только Белоруссии посчастливилось избежать общей участи. Благодаря тому, что люди сами собрались и решили свою судьбу.

И вот теперь, в 2015 году, можно сказать, что справедливость — а она есть — восторжествовала.

Разжигатели, садисты, каратели, злопыхатели и честеблюстители коммунистической нравственности, умело прикрывавшиеся всю историю XX века своей особостью, закономерно напоролись на то, за что боролись.


Экономический суицид Прибалтики подходит к своему логическому завершению. Продано все.

Латвия как суверенная экономика прекратила свое существование тихо, незаметно, как, например, печально известный господин из Сан-Франциско, не успев никого обеспокоить своим драматическим финалом.

На Украине сейчас все только начинает продаваться. Дети революции сделали свое дело — теперь они могут отдохнуть.

Все, что происходит — все правильно. Пусть Россия и Белоруссия живут своей полнокровной и самодостаточной жизнью.

Россия недавно открыла для себя все прелести принципа невмешательства.


Екатерина Вторая никуда не вмешивалась — а терпеливо (как немка русская душою) ждала закономерного распада Речи Посполитой — и взяла свое.

Александр Первый вмешался — получил войну, в которой, правда, мы победили, но все же.

Николай Первый вмешался в европейские революции — получил долгоиграющую головную боль и дремучую нелюбовь всей сплоченной Европы.

Александр Третий никуда не вмешивался — и наконец-то страна зажила достойно, благополучно и богато.

Пример Николая Второго всем известен очень хорошо.



Современная Россия стала по-восточному, по-евразийски мудрой.

И мы видим, что теперь год за годом, месяц за месяцем, день за днем экономическая пропасть между Россией и Белоруссией, с одной стороны, и Прибалтикой, Грузией и Украиной с другой — расширяется, скоро она станет поистине бескрайней.

Доктрина невмешательства и доктрина сдерживания приносят свои плоды.

Наконец-то! Наконец-то Россия и Белоруссия зажили по-человечески — они этого достойны. Именно поэтому я бы Путину и Лукашенко поставил памятник еще при жизни.

А остальные выбрали сами свою особую судьбу.

Принцип неотвратимости исторического возмездия никто не отменял, друзья мои…

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Палачи живут долго

Что Рижская киностудия рассказала о преступлениях карателей полицейских батальонов

Михаил Малаш
Беларусь

Михаил Малаш

Политический аналитик

Почему белорусы имеют право на суверенитет

И на равноправие с россиянами

Александр Усовский
Беларусь

Александр Усовский

Историк, писатель, публицист

Уроки Люблинской унии

Часть 1. Как Рига бросила вызов Москве и что из этого вышло

Владимир  Симиндей
Россия

Владимир Симиндей

Историк

«Историческая память»: итоги 2013 года

В наступившем году будет не менее интересно, обещаю

Кафка отдыхает. Процесс над Гапоненко полон ошибок, неточностей и издевок

Доброго имени у Андреева быть не может - он еще с советских времен агент КГБ. Так что в этом отношении ему терять нечего. А наказывать за слова нельзя никого - в том числе и нацико

Союзное государство России и Беларуси: в поисках вектора развития

Сбросить оккупационный режим тяжело. Гораздо легче тявкать на белорусов

«Нам нужна другая Франция»: всеобщая забастовка на родине революций

Я не встречал никого в Белоруссии, кто был бы против "пришельцев" из России. А в России трудолюбивые и дисциплинированные белорусские работники вообще нарасхват.И Лукашенко никого

Реквием по мечте

Юрчик, таки читать вы не умеете и не пытаетесь, только себя слушаете....не надо мне рассказывать про ваших айтишников. Что надо я и без вас знаю. Гордитесь? Да есть чем. Прекрасн

Валяйте, бомбите Смоленск

В сортире? Как Путин?

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.