Мнение специалиста

28.06.2019

Валерий Бухвалов
Латвия

Валерий Бухвалов

Доктор педагогики

Поиск русской школы: опыт Рачинского

Поиск русской школы: опыт Рачинского
  • Участники дискуссии:

    10
    22
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
«Русский человек,

с детства влюбившийся в русский стих,

никогда не денационализируется
».

И.А. Ильин

Признание Конституционным судом Латвии легитимности перевода на латышский язык преподавания всех предметов кроме русского языка в государственных и муниципальных русских школах, начиная с 7-го класса, еще более обострило проблемы получения качественного общего образования и защиты детей от принудительной ассимиляции. Многие родители начали активный поиск возможностей для защиты своих детей от ненависти националистической власти, облеченной в словеса о «повышении конкурентоспособности учащихся и интеграции общества».

Самой эффективной защитой в этом случае является создание и укрепление условий по формированию у детей русской культурной идентичности. Закон духовной жизни гласит: «Ибо, где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6:21), а это значит, что принимает чужие ценности тот, кто не имеет или не уважает свои. И если родители в семье закладывают и поддерживают, а школа развивает русские духовно-культурные ценности, то вероятность ассимиляции таких детей крайне мала.
 
Такие условия можно создать в альтернативных школах, студиях и центрах дополнительного образования.
Для этого требуется поиск и анализ исторических и современных образцов — успешных моделей школьного и внешкольного образования, комбинируя которые педагоги совместно с родителями смогут создавать как минимум студии и центры дополнительного образования, а как максимум – частные школы, в которых русский язык будет не только языком обучения, но и языком приобщения детей к русским культурным традициям.

Для помощи педагогам, родителям и активистам общественных организаций и запущен семинар «Поиск русской школы», доклады которого будут распространяться на интернет-порталах и в социальных сетях. Дополнительно к этому, организаторы семинара окажут консультационную помощь по вопросам организации школ и центров дополнительного образования.

Каждый доклад – это прототип, который можно полностью или частично использовать для создания современной русской школы, где наряду с общеобразовательной подготовкой, дети будут приобретать элементы русской культурной идентичности.

Важно, чтобы все ищущие получили четкое понимание того, что такое русская школа в ее различных исторических воплощениях – от школ Владимира Крестителя до советской и современной российской. Вашему вниманию предлагается первый доклад о русской народной школе С.А. Рачинского.
 

В истории России и русской эмиграции имеется немало примеров педагогических моделей школ, в рамках которых учащиеся получали приличное общее образование и где особый упор делался на воспитание у детей православного мировоззрения и русской культурной идентичности. Одной из наиболее известных подобных моделей была народная школа Сергея Александровича Рачинского (1833-1902), ученого, педагога и просветителя, профессора Московского университета, члена-корреспондента Императорской Санкт-Петербургской Академии наук. Рачинский был прекрасно образован, знаком с современными ему научными и педагогическими теориями (1).

В бытность Сергея Александровича профессором московского университета, в его квартире собиралось многочисленное общество ученых, литераторов, художников. Здесь хозяин дома познакомился с Л.Н. Толстым, П.И. Чайковским, сблизился с братьями Аксаковыми, семьей В.Ф. Одоевского. Рачинский вошел и в круг Алексея Степановича Хомякова (1804-1864). Дружба со славянофилами сыграла большую роль в становлении Сергея Александровича, как самостоятельного мыслителя и деятеля на ниве народного образования России. Общение с этими людьми позволило накопить мощный духовный потенциал к его последующей педагогической деятельности.

Сергей Александрович любил повторять, что духовный хлеб наш насущный есть

«...доброе и бодрое делание в какой-нибудь области, общественной или практической. Бодрость же и радость и мир на трудном поприще добра невозможны тому, кто... не сознает себя членом вечного целого, того града Божия, в коем есть место, и смысл, и похвала всякому самому малому подвигу, ободрение всякой немощи» (1).

В 1867 году Рачинский, оставив профессуру, поселился в деревне, а в 1875 г. всецело посвятил себя народной школе в селе Татеве Бельского уезда Смоленской губернии. Сергей Александрович зашел в школу раз случайно, попал на урок арифметики, показавшийся ему необыкновенно скучным, попробовал сам дать урок, стараясь сделать его более интересным и жизненным, — и этим определилась вся его дальнейшая судьба. Он стал народным педагогом в 42 года, в расцвете творческих сил, с ясно определившимся мировоззрением, но все же в системе школьного просвещения он был новичком.

После 6—7 лет учительства С.А. Рачинский пришел к выводу, что родители-крестьяне отдавали ребенка в школу не только для обучения грамоте и счету, а потому, что были уверены, что школа заложит в ребенке христианскую основу. В народном понимании это идеал русского человека с присущими ему христианскими чертами — теплотой и сердечностью отношений, нравственностью, бескорыстием, гражданственностью, патриотизмом и православной верой.
 
И потому школа должна быть не только школой арифметики и элементарной грамматики, но, прежде всего, — школой христианского учения и добрых нравов, школой христианской жизни под руководством пастырей Церкви.
Сергей Александрович писал:

«Наша школа — школа христианская не только потому, что в таком направлении построен весь ее педагогический план, но также и потому, что учащиеся ищут в ней Христа, что учащиеся только Христа ради могут поднять те труды, при коих возможен какой-нибудь успех» (1).

Воспитание православного мировоззрения и русских традиционных норм поведения — вот главный компонент педагогической модели Рачинского, реализация которого осуществлялась через воспитание любви к Богу и ближнему, милосердия и трудолюбия, патриотизма и справедливости.

С раннего утра и до позднего вечера проводил Рачинский в школьных стенах: в 6 часов утра он читал с учениками молитвенное правило, затем — завтрак, уроки, труд, а завершался день общим пением. На общей молитве, довольно продолжительной, ученики пели церковные песни; по субботам сам Рачинский читал евангелие по-церковнославянски и по-русски, с краткими объяснениями.

В школе придерживались определенных правил при изучении Закона Божия, основное внимание уделялось не столько сообщению религиозных сведений, сколько объяснению их нравственного значения. На стенах классной комнаты висели таблицы с текстами тропарей двунадесятых праздников, молитв и церковных песнопений. Таблицы были украшены заставками и орнаментами, написанными самим учителем по славянскому уставу. В переднем углу, перед образами, теплилась лампада, а все иконы были прибраны чистыми вышитыми полотенцами. На видном месте находилась большая копия с картины В.М. Васнецова «Богоматерь, несущая миру спасение», которую подарил школе сам художник (2).

Рядом со школой была построена больница. За больными ухаживали сестра Сергея Александровича, он сам и врач. Работа врача оплачивалась из средств С. А. Рачинского. Ученики приходили играть с выздоравливающими, читали им книги. Старшие ученики принимали новичков с радушием и лаской. По доброй домашней привычке с ними носились, нянчились. Эта заботливость проявлялась во всем: в играх, в работах, в постоянной помощи старших младшим в школьных занятиях. Рачинский всегда подчеркивал, и для него это было самоочевидным, что каждая школа есть живое и творческое дело, соборное сотрудничество и взаимодействие учащих и учащихся (2).

Периодически Сергей Александрович задавал своим ученикам вопрос: «Как бы они желали провести свою жизнь?» Ученики охотно писали ответы. Большинство мальчиков, внимательно относящихся к заданной теме, нарисовав себе жизнь, соответствующую их вкусам и наклонностям по большей части хозяйственным; из земных благ самым желательным для них был собственный кусок земли, мечтали закончить ее отречением от всего мирского, раздачей имущества бедным — поступлением в монастырь (2).
 
Чтобы стремиться к Богу и в конце жизни найти самое близкое на земле место к Богу – монастырь, какие нужно иметь идеалы и мировоззрение?
Рачинский впервые в педагогической практике применил народный способ воспитания патриотизма — путешествуя по русским святым местам. Совершив поход в Нилову пустынь в 1879 и в 1887 годах, воспитанники сельской школы на себе ощутили духовное влияние православных подвижников, осознали воочию подвиг монастырского послушания. Паломничества носили не только религиозный характер, но и являлись своеобразными «открытыми уроками» биологии, географии и краеведения.

Расширение духовного, нравственного и умственного кругозора — вот что давали ученикам такие походы по святым местам (1).

В обучении русскому языку С.А. Рачинский использовал «Новую азбуку» и «Книгу для чтения» Л.Н. Толстого, «Родное слово» К.Д. Ушинского, произведения А.С. Пушкина, В.А. Жуковского, С.Т. Аксакова.

Сергей Александрович был убежден, что начальное обучение родному языку должно быть основано не на русских, а на церковнославянских текстах. По его мнению, в качестве учебного материала церковнославянский текст имеет перед русским ряд преимуществ и через обучение грамоте следует осуществлять духовное воспитание детей. Он писал:

«Ребенок, приобретающий в несколько дней способность писать «Господи, помилуй» и «Боже, милостив буди мне грешному», заинтересовывается делом несравненно живее, чем если вы заставите его писать «оса», «усы».

Рачинский рекомендовал постоянно и внимательно читать в классе Евангелия и Псалтирь.

«Псалтирь, — говорил он, — единственная священная книга, проникшая в народ, любимая и чтимая им, и того, что в ней непосредственно понятно, уже достаточно, чтобы потрясать сердца, чтобы дать выражение всем скорбям, всем упованиям верующей души...» (2).

На уроках литературы дети изучали Гомера, В. Шекспира, А.С. Пушкина, В.А. Жуковского, семейную хронику Аксакова, произведения Л.Н. Толстого. На вопрос о том, что давало образование и воспитание в такой школе ребенку, С.А. Рачинский отвечал следующее:

«1. Прежде всего, он отличается от своих безграмотных односельчан более правильной русской речью. Отличие это немаловажное...2. Во-вторых, он приобрел способность писать письма и при должном указании те деловые бумаги, которые бывает нужно писать в крестьянском быту...3. В целом, в результате учения у крестьянского юноши формируется «духовная жажда».

Под последним понималось воспитание у учащихся стремления вести духовную жизнь, работать над укреплением собственного благочестия (1,2).

Он знакомил учеников с историей и культурой древней Русской земли, возрождал угасающие народные ремесла и традиции. По его разработкам проводились детские праздники с народными играми и хороводами. Наиболее любимыми были рождественские праздники у новогодней елки и праздник славянской письменности, посвященный святым просветителям Кириллу и Мефодию, совпадающий с окончанием учебного года — 24 мая. На него собирались выпускники всех школ С.А. Рачинского, около 200 мальчиков и девочек; каждый из них уходил с праздника с подарками.   

В Татевской школе учили игре на пианино, скрипке, фисгармонии; музыка заполняла школу вечерами и в дни праздников. Вместе с учениками С.А. Рачинский собирал песни и сказки Смоленского и Тверского края, использовал материалы фольклора на уроках и внешкольных занятиях, на праздниках. В школьной художественной мастерской Рачинский сам проводил занятия по живописи, черчению и рисованию (2).

При обучении устному счету педагог учил думать, рассуждать. Каждый его пример и каждая задача носили аналитический и практический характер. Не будучи удовлетворенным существующими учебниками но арифметике, С.А. Рачинский издал пособия по математике: «1001 задача для умственного счета», «Арифметические забавы» и «Геометрические забавы».
 
Желание расширить кругозор школьников, пробудить интерес к самообразованию привели Рачинского к необходимости расширения учебных программ. В учебный план им были введены геометрия, основы физики, черчение, география, естествознание.
В школах Рачинского с 5—6-летним курсом обучения, где имелись средства содержать ремесленные классы, ученики параллельно с обучением традиционным школьным дисциплинам приобретали профессию столяра, плотника, пчеловода, кружевницы, портнихи. Культура огородничества и садоводства, разведение и районирование новых сортов овощей и фруктов в пришкольном саду и огороде способствовали тому, что крестьянские хозяйства по всей округе перенимали школьный опыт, поэтому Рачинский повсеместно рекомендовал земледельческие школы.  

Школа Рачинского блистала чрезвычайной опрятностью, дети сами мыли полы, выметали сор и пыль, рубили дрова, топили печи, таскали воду, ходили за провизией; только для приготовления обеда была старушка, являвшаяся единственной прислугой в школе и в школьном общежитии, в котором иногда набиралось до пятидесяти человек (2)

В школе велась коррекционно-педагогическая работа по устранению заикания и других дефектов речи, а также осуществлялось обучение ремёслам детей с врождёнными недостатками. Педагогические кадры для школы готовились самой школой, для будущих педагогов существовал годичный курс обучения, для чего их обучение в школе продлялось на один год; — школа являлась центром просвещения крестьян, при школе было создано общество трезвости, открыта книжная лавка, по воскресеньям сельские жители шли в школу, где для них демонстрировались достижения детей, проводились просветительские беседы (3).

С.А. Рачинский писал в конце XIX века:
 
«Пора нам вспомнить, что у нас под ногами есть общая почва, и твердо и сознательно встать на нее. Почва этого взаимодействия, этого единения — Церковь; орудие его – школа» (3). Целью своей образовательной системы Рачинский видел «развитие внутреннего человека в духе православия».

Задачу школы он видел в формировании у детей целостного и гармоничного мировосприятия, основанного на нравственных идеалах христианства и гуманизма.

В отдельных школах было введено самоуправление в форме советов, которые наделялись широкими полномочиями. В их состав входил председатель, попечитель, учителя и выборные представители от прихода. Школьные советы располагали финансовыми средствами и реально определяли состояние и развитие школ. Совет мог сокращать и расширять программу, переносить из одного года в другой программные предметы, разделы и темы; составлять и изменять расписание уроков, устанавливать порядок дня в школе; назначать сроки и условия приёма учащихся, начало и конец учебного года; переводить учеников из одного отделения в другое; подбирать учебники, назначать учителей (3).

Наблюдения за крестьянскими детьми, личный опыт работы в народной школе легли в основу многих статей Сергея Александровича, которые затем были собраны в сборник под названием «Сельская школа», явившийся итогом его жизни и творчества. Книга издавалась в 1891, 1892, 1898, 1899. 1902 годах. В свое время она была настольной книгой учительства России и поистине может быть названа школьным заветом для русской народной школы (3). В Татево поступали письма со всех концов России с просьбой поделиться опытом и прислать книгу. За эту работу Сергей Александрович в октябре 1891 года был избран в члены-корреспонденты по отделению русского языка и словесности Санкт-Петербургской Академии наук.
 
На дело народного образования, на школы им создаваемые, Сергей Александрович Рачинский потратил все свое стотысячное состояние. Всего к началу ХХ века по его инициативе и в основном на его средства было построено и работало 30 народных школ.
Неоднократно в своей жизни Сергей Александрович повторял слова из Священного Писания: «Не хлебом единым жив будет человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф. 4: 4). Именно эти слова написаны на памятнике Рачинскому, похороненному на Татевском кладбище.

Подведем итоги сказанному. Педагогическая модель русской народной школы С.А. Рачинского включает в себя следующие компоненты.
 
1. Изучение «Закона Божьего» с исполнением религиозных обрядов или применительно к современным светским школам курса «Основы православной культуры» для духовно-нравственного воспитания учащихся. Организация отношений заботы и сотрудничества между учениками и педагогами.

2. Система внеклассных культурно-исторических мероприятий, посвященных важнейшим историческим событиям формирования и развития русского самосознания.

3. Курс русской словесности с использованием православных текстов, в рамках которого внимание учащихся акцентируется на духовно-нравственных вопросах и тем самым актуализируется духовная жажда – стремление к духовной жизни.

4. Введение в учебные предметы элементов содержания русских традиций – фрагментов биографий, фольклора, исторических событий, музыкальных и живописных произведений, примеров отношений между людьми.

5. Экскурсионная программа, направленная на изучение духовных и культурно-исторических памятников и объектов в своем крае.

6. Группа продленного дня для консультаций, выполнения домашних заданий, проведения культурно-исторических мероприятий, развития интересов и способностей детей.

7. Сотрудничество с родителями, включающее в себя духовно-культурное просвещение родителей, организация работы советов школ.

Частично эти компоненты уже работают в латвийских русских школах и могут быть увеличены, даже несмотря на то, что преподавание с 7-го класса почти всех предметов кроме русского языка, как было сказано в начале, будет переведено на латышский язык.

Возможно ли с помощью этих компонентов, при условии их системной реализации, воспитывать у детей русское самосознание? Имеющийся педагогический опыт позволяет утверждать, что это вполне возможно (4). Более того, эта работа может стать успешной, если будет достигнуто сотрудничество между администрацией школ, педагогами и родителями.

 

При подготовке статьи использованы следующие источники:

1. Галенин Б. Воссоздатель русской народной школы 

2. Архимандрит Георгий (Шестун) Сергей Александрович Рачинский (1836-1902) 

3. Рачинский С.А. Народная педагогика 

4. Ушакова И. Камертон Рачинского 
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Валерий Бухвалов
Латвия

Валерий Бухвалов

Доктор педагогики

Создан духовно-просветительный портал «Матрица русского самосознания»

Валерий Бухвалов
Латвия

Валерий Бухвалов

Доктор педагогики

Пособие для строителей русской культурной автономии

Александр Ливчак
Латвия

Александр Ливчак

Один из основателей Форума «За прогресс в Латвии»

Дистанционное обучение

Вадим Алексеев (Авва)
Латвия

Вадим Алексеев (Авва)

Публицист

Петрановская: образование – схватка прошлого с будущим

Как Никита Хрущёв перевоспитывал латышских националистов

Простите,Вы наверное устали? ==Но я решительно против того, что у русских в Лaтвии "естественные и природные привилегии" как о том писал поддерживаемый Вами МК.==А люди русские и р

Дело Филея: откуда взялись военные преступления, если не было войны?

В меня сейчас загружается седьмой (если не просчитался) бокал пива, поэтому свежесть воздуха в частности улицы Авоту меня как то мало волнует.

Латвийское правительство впервые поставили на «счетчик»

Если бы за неисполнение обещаний депутата ставили бы к стенке. Если бы за неисполнение обязанностей лишали бы имущества не только депутата но и членов их семей - то тогда, в

СПГ-терминал в Литве настолько «успешен», что клиенты подают на Литву в суд

Как это не имеете. Странно Ваш защитник столько дерьма в мире сделал и он теперь Ваш патрон. Вы же любите США и ее миролюбивую политику. Где портом был Лаос, Корея, Вьетнам и все о

«Красной армии пришлось вжиматься в землю»

С полётом фантазии у вас, как я вижу - как раз всё в порядке, так что не прибедняйтесь. У вас с совестью не всё в порядке - и это видно совершенно невооружённым взглядом. Не хотите

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.