25.10.2013

Алексей  Димитров
Латвия

Алексей Димитров

Юрист, советник фракции ЕСА в Европарламенте

Преамбулаторное увлечение

10 наивных вопросов о преамбуле к Сатверсме

Преамбулаторное увлечение
  • Участники дискуссии:

    29
    118
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Кому и зачем нужно «предисловие» к конституции Латвии? Чем преамбула грозит русским школам? Что общего у Латвии и Венгрии? Как к таким реформам относится Европейский Союз? Александра Глухих (портал DELFI) попросила юриста, советник фракции «Зеленые"/Европейский свободный альянс в Европарламенте Алексея Димитрова расставить все (или почти все) точки над i.


Какой юридический вес будет иметь преамбула — она равноценна, слабее или сильнее основного текста Конституции?

Юридическая сила преамбулы не отличается от остального текста Конституции. Теоретически может возникнуть ситуация, когда Конституционному суду придется рассматривать соответствие какого-либо закона преамбуле Конституции. Прецеденты уже были — например, в рамках дела о границе с Россией проверялось соответствие преамбуле декларации «О восстановлении независимости Латвийской Республики» от 4 мая 1990 года.

Как изменится Сатверсме, если преамбула будет утверждена в той редакции, которую предложил Эгил Левитс?

Юридически значимых изменений несколько. Во-первых, будет упрочена доктрина континуитета, которая означает, что в 1990-1991 году независимость Латвии была восстановлена, а не провозглашена заново, и мы живем в том же государстве, которое было создано 18 ноября 1918 года. До сих пор такого текста не было в Конституции (он есть только в Декларации 4 мая, которая также содержит конституционные нормы).

Во-вторых, предложенный текст легализует доктрину о «ядре» Конституции. Если он будет принят, то некоторые нормы Конституции приобретут неизменяемый (даже путем референдума) характер — например, конституционным путем нельзя будет отказаться от независимости Латвии, территориальной целостности, суверенитета народа, латышского языка как единственного государственного и демократического государственного устройства. Сейчас среди юристов единства нет: одни согласны, что эти положения являются неизменяемыми уже сейчас, другие утверждают, что народ на референдуме может решать любые вопросы.

В-третьих, ряд статей Конституции может получить несколько иную трактовку, принимая во внимание новую преамбулу. Например, в преамбуле указано, что каждый обязан заботиться о себе и своих близких. Одновременно статья 109 гарантирует право на социальное обеспечение; в том же проекте преамбулы закреплен принцип социально ответственного государства (он уже сейчас признается в практике Конституционного суда). Принятие преамбулы может стать толчком для пересмотра парламентом разделения ответственности между человеком и государством. Рассматривая дело о таких изменениях, Конституционный суд должен будет учитывать и преамбулу.

Какое практическое применение будет иметь преамбула в случае принятия? Можно ли, например, будет использовать фразу о необходимости «обеспечить существование латышской нации на века» как основание для перевода среднего образования только на латышский язык обучения или запрета нелатышам баллотироваться в Сейм?

Насколько серьезным может быть пересмотр Конституции, не трогая остального текста, пока сложно сказать — последнее слово в каждом конкретном случае останется за Конституционным судом. Например, в свое время суд признал дискриминацией финансирование государством только тех частных школ, где обучение велось на латышском языке. Однако если в Конституции будет указано, что одной из трех основных задач государства является сохранение и развитие латышского языка и культуры, то в новых условиях такое различие могли бы признать оправданным.

То же касается публичных школ — ранее Конституционный суд утверждал, что представители этнического меньшинства не находятся в сходных обстоятельствах с латышами, поэтому в сфере образования необходимо различное отношение. Если же задачей государства является сохранение только латышской нации, языка или культуры, то единый подход может быть оправдан. Впрочем, такие изменения имеют свои границы — например, для запрета нелатышам баллотироваться в Сейм пришлось бы изменять и статью 9 Конституции, преамбулы недостаточно.

Как выглядит процедура принятия преамбулы?

В данный момент доминирующее мнение среди юристов таково: достаточно обычного изменения Конституции Сеймом. Преамбулу надо принять в трех чтениях, на каждом заседании должны присутствовать не менее 2/3 депутатов, «за» каждый раз должны голосовать не менее 2/3 присутствующих.

Однако в этом подходе есть свой подводный камень. Если считать, что неизменяемое «ядро» Конституции уже существует, то все в порядке. Если же считать, что неизменяемость появляется только теперь, то, по сути, меняется понимание статьи 77 (она предписывает менять некоторые статьи Конституции только посредством референдума). А для изменения статьи 77 опять-таки нужен референдум.

Как латвийское юридическое сообщество оценивает предложенный Эгилом Левитсом текст?

О какой-то единой позиции сложно говорить. На одной конференции в марте отношение было, в основном, скептическим, на другом семинаре в июле аудитория встретила предложения Левитса более благожелательно. Иногда те же самые юристы, которые ранее осторожно относились к идее преамбулы, сейчас начинают предлагать свои идеи — видимо, смирившись с мыслью, что в том или ином виде она будет принята. Большую роль играет личный авторитет Левитса — даже журналисты отмечают, что лишь немногие юристы готовы открыто критиковать его проект. Возможно, у судей Конституционного суда могло бы быть особое мнение на этот счет, но суд не имеет права официально проверять предложенные поправки к Конституции — ему остается только принимать их во внимание после принятия законодателем. На конец октября назначена еще одна конференция по преамбуле — будет интересно узнать, какие мнения прозвучат там.

Кто заинтересован в принятии преамбулы в ее нынешнем виде?

Предложенная преамбула составлена в явном национал-консервативном духе: с упором на нацию, семью, традиционный жизненный уклад и христианство. Эти ценности, как правило, разделяют те избиратели, которые голосуют за правые партии. Таким образом, ценности одной части политического спектра, которая составляет костяк нынешней правящей коалиции, объявляются ценностями всего государства, причем, в ряде случаев неизменяемыми. Так что объективно больше всего в такой редакции преамбулы заинтересована нынешняя коалиция: политический расклад может измениться, но выбранные ею ценности останутся.

То есть получается, что через некое конституционное предисловие узкая группа людей может навязать большинству свои идеалы ради гарантий сохранения собственного влияния в стране?

Да. Но противники, в свою очередь, тоже смогут изменить преамбулу по своему желанию. И в этом и состоит слабость текста Левитса — все-таки в качестве ценностей надо указывать только те, по которым достигнут максимально широкий консенсус в обществе, например, независимость, демократия, благосостояние. При этом нельзя забывать и то, что мотивация создания своего государства в 1918 году может серьезно отличаться от мотивации сохранять это государство в 2013-м.

Как нынешний вариант преамбулы стыкуется с европейскими стандартами?

Юридически в Европе нет единых юридически обязывающих конституционных стандартов. Важен не столько текст преамбулы, сколько практические последствия. Если со ссылкой на преамбулу будут нарушены права человека, предусмотренные Европейской конвенцией, Европейский суд по правам человека найдет нарушение и заставит платить — невзирая на преамбулу.

Но хоть кого-то за пределами Латвии может заинтересовать происходящая здесь конституционная реформа?

Текст преамбулы в некоторых частях напоминает преамбулу к новой Конституции Венгрии, которая вызвала подозрения в несоответствии ценностям ЕС. Конечно, юридически ЕС на данный момент не имеет механизма проверки конституций существующих государств-участниц, однако политически Евросоюз может несколько насторожить конституционная реформа. В случае Венгрии институции ЕС неоднократно ссылались на мнение Венецианской комиссии Совета Европы (экспертный орган в области конституционного права). Теоретически Латвия могла бы запросить такую экспертизу Венецианской комиссии, не дожидаясь появления критики со стороны. В свое время так поступила Финляндия, разрабатывая поправки к Конституции.

Но пока таких предложений не слышно. Рискнете спрогнозировать, когда и в каком виде будет принята преамбула?

Думаю, большинство в Сейме постарается принять преамбулу с минимальными изменениями до парламентских выборов. Во-первых, это способ зафиксировать свои идеи в ранге конституционных ценностей, чтобы они не зависели от результатов выборов. Во-вторых, принятие преамбулы можно использовать для мобилизации избирателей перед выборами — это ведь не какой-то скучный технический вопрос, для обсуждения которого нужны специальные знания. Говорить о преамбуле легко и приятно!

 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Механик рефрижераторных поездов

Что разрешает Конституция?

Виктор Гущин
Латвия

Виктор Гущин

Историк

Латвия де-юре стала нацистским государством

8 июля 2014 года

Боже, благослови Латвию!

Преамбула к Конституции провозглашена

Валерий Агешин
Латвия

Валерий Агешин

Политик, депутат Сейма Латвии

Отказ от народа Латвии

Теперь вмонтирован в Сатверсме

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.