А теперь серьёзно

10.01.2017

Сергей  Середенко
Эстония

Сергей Середенко

Юрист, правозащитник

Россия окончательно определилась

С Прибалтикой

Россия окончательно определилась
  • Участники дискуссии:

    27
    76
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Кавказский геополитический клуб провёл опрос экспертов, подводящих итоги 2016 года и прогнозирующих развитие событий на предстоящий год. О ситуации в Прибалтике и вокруг нее рассказывает руководитель правового департамента Института европейских исследований (Латвия), правозащитник Сергей Середенко.

 

— Каковы, на ваш взгляд, главные события 2016 года в Прибалтике и мире и их последствия? Можно ли выделить основную тенденцию? Каковы общие итоги года?
 

— Профессор СПбГУ Николай Межевич назвал ушедший год «неудачным» для Европы, и точнее, на мой взгляд, не скажешь.

Конфликт европейских народов и европейских элит налицо, и США в этом смысле тоже «не подкачали», избрав президентом Дональда Трампа. Причём и Brexit, и «Трамп» как явления нанесли по элитам двойной удар — фактор неожиданности оказался настолько же сильным, насколько мощными явились сами эти решения.

В Европе к Brexit можно смело приплюсовать «миграционный» кризис, и в итоге мы имеем загнанные в угол элиты, которых не жалко.

Элиты это понимают, и реагируют соответственно — в таких случаях выбор обычно невелик, и на первом месте в списке стоит «война».

Соответственно — Украина и Сирия. Украина героически отражает все наступления российской армии, и у России, собственно, сухопутных войск больше нет. Они все уничтожены ВСУ. Именно поэтому Россия присутствует в Сирии исключительно силами ВКС — других войск просто не осталось. Впрочем, есть еще флот…

Если же серьёзно, то тот факт, что Россия с Украиной не воюет, совершенно не означает, что Украина и её союзники не воюют с Россией. Хотя бы на страницах и экранах своих СМИ.

Таков феномен «гибридной войны», и предложенная Ричардом Бахом формула «Они объявили войну, а никто не пришел» уже не работает. Не пришли — вам же хуже.

И в этом смысле Прибалтика демонстрирует завидную несгибаемость — не случайно в решении Дорогомиловского районного суда г.Москвы по заявлению В.Н.Олейника об установлении факта государственного переворота на Украине в феврале 2014 года Прибалтика упоминается трижды. А в новой Концепции внешней политики России — ни разу…

В 2016 году Россия окончательно определилась по отношению к Прибалтике, и эта определённость, хоть и не вызывает радости, ценна сама по себе. На этом фоне просто очаровательно смотрятся публичные размышления нового президента Эстонии Керсти Кальюлайд о том, что на празднование столетия страны она бы, пожалуй, Путина не пригласила.

При этом общеевропейский конфликт народов и элит в Прибалтике выглядит, как всегда, по-своему: народ просто сваливает.

Что на деле означает, что в Прибалтике просто не могут сформироваться те тоффлеровские «решающие меньшинства», которые могли бы предложить новую повестку дня. И рокировка в эстонском парламенте реформистов на центристов это в полной мере продемонстрировала.
Что же до «несистемной оппозиции» в лице правозащитников, антифашистов, антиглобалистов, евроскептиков и прочих, то ими вполне эффективно занимаются спецслужбы и медиа «мейнстрима». Вплоть до того, что прошедший в сентябре в Таллине Марш мира был подан изданием Postimees как «марш мира экстремистов».

 

— Чем год особенно запомнился?
 

— Ну, тут ответ чисто субъективный — шествием Бессмертного полка в Таллине на 9 мая и последовавшим за этим преследованием со стороны полиции. Полиция незаконно запретила шествие, а нас будут судить за то, что мы его НЕ провели.

Цель понятна — отбить у нас всяческую охоту проводить его в следующем году. И больше: когда снесли в 2007 году Бронзового солдата, то власть всячески педалировала, что это не «снос», а «цивилизованный перенос». Я же упорно стою на «сносе», т.к. был уничтожен более чем полувековой обычай собираться у этого памятника 9 мая и 22 сентября — в день освобождения Таллина.

Так что задача эстонских властей — не дать сложиться новому обычаю. Суд по этому нашему абсурдному обвинению еще впереди.

 

— Не возникает ли ощущения, что мировая политика, что называется, топчется на месте? С чем это связано и как выходить из подобной ситуации? Ваш прогноз на будущий год? Куда идем?


— Нет, не возникает, если стать на минуточку либералом и восхититься мерной поступью агрессивного либерализма. Ювенальная юстиция, подростковые «клубы самоубийц», легализация гомосексуальных браков, инцеста, педофилии, эвтаназии, наркотиков и пр. — кто же тут «топчется на месте»? Отнюдь.

Три года назад я ушел в отставку с поста общественного русского омбудсмена, на котором пребывал в Эстонии с 2004 года, и занялся научной работой, пытаясь отвечать на эти и другие вызовы современности. И столкнулся с проблемой доведения результатов своих исследований до «решающих меньшинств».

Выяснилось, что тут надо прилагать дополнительные усилия.

Свежий пример — цитата из указанного выше решения суда по делу Олейника:
 


«Принимая во внимание, что заявитель Олейник лишен действенных средств правовой защиты на Украине, которые объективно не могут быть ему предоставлены на Украине, так как просить от лиц, совершивших государственный переворот, судебного признания факта такого государственного переворота было бы по существу юридически и фактически нелепым...»
 


А ведь под этим уже есть научная база — в своей книге «Правый радикализм в партийно-политических системах современных европейских государств» мы с соавтором Натальей Ереминой разложили нацизм по фазам развития и пришли к выводу о том, что для ликвидации в судебном порядке нацистских и, шире, общественно-опасных партий существует очень узкое по времени окно возможностей, вне пределов которого эти попытки обречены на провал.

До этого «окна» — «у нас фашизма нет и быть не может», а после — то, о чем написала судья А.Г.Шипикова.

В той же книге, кстати, мы указываем, что у украинского суда был шанс признать ВО «Свобода» нацистской партией, но он решил этим шансом не пользоваться. Поэтому в приложении к книге мы даём диагностику «Свободы» как нацистской партии.

Как вывод из этого — российским правоохранителям нужно гораздо больше контактировать как с учёными, так и с правозащитниками.

Демонизация России не позволяет Европе обратиться к России за её историческим опытом, который сама она ценит мало.

В частности, мой единственный ответ, как правоведа, на «миграционный кризис» в Европе — нельзя! Нельзя принимать «беженцев»! По совершенно понятной правовой причине: для исламистов шариат неотделим от ислама, в связи с чем принцип территориальности действия права для них — пустой звук: «Где я, там ислам, а где ислам, там шариат».

И вот уже в репортажах об исламистских анклавах в Европе звучат фразы типа: «Полиция тут появляется редко», «Тут живут по своим законам» и т.п.

А что такое — «тут живут по своим законам»? Это — отрицание суверенитета государства, принимающего «беженцев».

И как раз Российская Империя через кровь и ошибки создала модель разделения ислама и шариата (вообще, изначально «закон» — религиозное понятие), но за этим опытом никто и не думает обращаться. И не думаю, что у современной России есть наготове соответствующая «методичка» — тут потребуется добротное научное исследование.

Если же обращаться к «свежим идеям», то должны быть немедленно прорисованы политические контуры прекращения военного конфликта в Сирии.

Формальное окончание военного конфликта есть причина для отмены статуса «беженца» и высылки сирийских и прибывших из Сирии «беженцев призывного возраста» из Европы обратно в эту страну. Потому что угрозы преследования больше нет. Это стало бы началом обратного процесса, совершенно правового, кстати.

В случае удачи такой высылки это стимулировало бы Европу на установление мира в других «горячих точках», поставляющих «беженцев», а в случае гораздо более вероятной неудачи — сорвало бы с «беженцев» этот фиговый листок.

Это — один из вариантов ответа на вопрос о том, как выходить из подобной ситуации.


Беседовала Яна Амелина,
секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Алла  Березовская
Латвия

Алла Березовская

Журналист

«Мы своих не бросаем»: в Риге прошла встреча с послом России

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Механик рефрижераторных поездов

Горький немецкий опыт

Виктор Авотиньш
Латвия

Виктор Авотиньш

Журналист, Neatkarīgā Rīta Avīze

История пришла в движение

Алла  Березовская
Латвия

Алла Березовская

Журналист

На Шестом Всемирном…

Заметки на полях Конгресса соотечественников

Как агрессор стал потерпевшим – Польша во Второй Мировой войне

И Вы, конечно, сами читали и анализировали фальшивые фамилии в первый же день публикации петиции. ======== Нет, конечно! Я про нее и знать не знал, как и практически все латвийцы.

Латвия оплачивает своей экономикой мировое господство США

Вечером на улицу население не выходит. Ездят КГБ-шники на черных мотоциклах с коляской -- собирают рабов для урановых шахт.

Станут ли русские исповедники мучениками?

При несомненном таланте стихосложения Бродский, тем не менее, порядочное дерьмецо.

Приговор по «Максиме»

Зачем?! Просто нормы закона должны быть адекватными. При Сталине новые здания так не падали - не подскажете, почему? Уж у него точно при каждом строителе не стоял чиновник с правом

С точки зрения качества

Да нет, государственная медицина, если человек более менее здоров, особых затрат не требует. По направлению семейного все обыкновенные обследования тоже больших денег не требуют. Х

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.