Прежде всего

07.04.2014

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Механик рефрижераторных поездов

Сядем все

И довольно скоро

Сядем все
  • Участники дискуссии:

    48
    229
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Честное слово, я не хотел писать этого текста. Надеялся, что не будет повода. Ну не сообщили мне о прекращении уголовного дела, возбужденного в связи с моим рассказом о жизни нашей семьи в сибирской ссылке — так забыли или постеснялись. Мелкое нарушение уголовного процесса, в этой стране случаются и более серьезные нарушения закона.
 
И когда я 3 апреля вернулся домой после трехчасового допроса в Полиции безопасности, я опять не хотел писать об этом. Конечно, приятно, что мои оценки этого государства оказались справедливы, и в нем ничего не пропадает и ничего не забывается. Но уж лучше бы они проявили разгильдяйство... Поверьте, гнусные впечатления. Не дай бог их пережить — вам тоже потом вспоминать не захочется.
 
Но пережить придется. Если не всем членам ИМХОклуба, то тем 212, которые подписали письмо с требованием привлечь их к уголовному делу вместе со мной. Перечитал еще раз этот список — впечатляюще. Судя по полемике в клубе, невозможно представить себе утверждение, под которым одновременно готовы подписаться Олег Озернов и Илья Кельман. Или Серегей Лисеенко и Евгений Осипов. А под этим заявлением — все четыре фамилии. В общем, в местах не столь отдаленных не соскучимся.
 
А теперь по порядку. Вызвали меня по телефону, попросили придти в удобное время. Я не привередничал, пришел, когда удобно моему собеседнику. Встретил меня человек лет 30, пожал руку, провел в кабинет. Прошлый раз допрашивала дама, но во всем остальном они были очень похожи.
 
Я, конечно, поинтересовался — почему более полутора лет ничего не происходило? Оказывается, ждали экспертизу, наконец, она появилась. С экспертизой ознакомиться нельзя — тайна следствия.
 
Я мог ничего не отвечать. Но мне было интересно, что они про меня написали, и я добросовестно отвечал на вопросы. Следователь цитировал разные места текста — очевидно, эти места и выделил эксперт.
 
Сказать, что вопросы были абсурдные — ничего не сказать. На большинство из них я сам ответил в той статье — прочти строчкой дальше. Например, он спрашивает: «Почему вы пишете, что льгота (бесплатный проезд на электричке) нелепая?» — «Так там же написано — отвечаю я. — Потому что я и не помню своих страданий. Странно давать льготу человеку, который не помнит, чем он отличается от других».
 
Другие вопросы были уточняющие. Например, я пишу: «Когда кто-то хотел поддразнить мою бабушку...» Вопрос: «Как звали бабушку?» Называю имя (вообще-то она умерла в 1961 году, так что установление личности слишком актуально). «За что бабушку выслали?» — «За то, что была женой дедушки». — «А дедушку за что?» — «Он был активистом общественной организации. Потом его реабилитировали».
 
Вот так мы неторопливо продвигаемся по тексту. «Почему вы написали, что в Сибири было, как на увеселительной прогулке на лоне природы?» — «Я не так пишу. Я пишу, что те, кто присутствовали на встречах моих близких с друзьми по ссылке, могли так подумать — с таким юмором они все вспоминали». При этом много времени уходит, чтобы перевести на латышский это самое «лоно природы» — допрос идет, естественно, на государственном.
 
То и дело следователь проверяет мою эрудицию. «А откуда вы это взяли? Какими историческими источниками пользовались?» Приходится повторять: «Я пересказываю то, что слышал от моих близких и их друзей. Почти все они уже умерли. Историю я знаю, но отчитываться перед вами не буду, мы не на экзамене. Я писал не исторический труд, а личные воспоминания и свои размышления по этому поводу».
 
Особое недоверие вызывает мой рассказ о профессиональной деятельности моих родных. «Неужели ваш отец и дед работали юристами?» — «А кем же еще они должны были работать, если они были юристами по профессии?» — отвечаю я вопросом на вопрос.
 
Похоже, что именно здесь эксперт нашел «прославление» репрессий. На самом же деле это, конечно, показывает весь ужас происходящего: количество репрессированных столь велико, что без них работа народного хозяйства просто невозможна. Страна действительно разделилась, как писала Ахматова, на сажавших и сидевших. Но если исходить из концепции, что сталинские репрессии — это целенаправленный геноцид латышей и только, то, конечно, можно и прославление пришить.
 
На самом же деле в моей статье имеется то, что хотят запретить только сейчас. Недавно Сейм во втором чтении внес поправку в статью 74-1, добавив помимо оправдания, отрицания и прославления еще и «грубую тривиализацию» преступлений против человечности. Я не видел разъяснений, что такое тривиализация, но думаю, что это и есть спокойный рассказ о том, что было в действительности, с упоминанием и трагичных, и забавных сторон. Так, как в жизни всегда и бывает. Но не так, как хотят видеть пропагандисты.
 
Думаю, что лавры за появление этой поправки Андрею Юдину придется разделить со мной — без моей статьи он не догадался бы это сделать. Правда, меня уже ею не ущучишь — я совершил преступление раньше. Но статья висит на сайте? Председатель, суши сухари. Вместе с библиотекарями сядешь, которые не изъяли преступный номер «Часа» из библиотек.
 
Через два часа допроса я спохватился, что жена переживает — мобильник приказали сдать при входе. Никаких проблем — следователь провожает меня до камеры хранения, и я успокаиваю супругу, что допрос будет еще долго.
 
Потом мы полчаса правим текст моих показаний — я все-таки привык выражаться литературным языком, а написанное похоже на бессвязное мычание. Потом я задаю самый важный вопрос — а что будет дальше? А что он думает о заявлении 212 подельников? Ответы просты — он ничего не думает. Его дело допросить, а дальше надо советоваться...
 
Я не знаю, что ему посоветуют, но от себя гарантирую: как только мне будет предоставлен следующий статус — подозреваемого — я немедленно потребую всех вас привлечь к ответственности вместе со мной. Ради этого все и затевалось, не так ли? Готовьтесь, друзья!

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Механик рефрижераторных поездов

Прецедент ИМХОклуба

Как мы победили государственную машину

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Механик рефрижераторных поездов

Как меня не посадили

По доносу Райвиса Дзинтарса

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Механик рефрижераторных поездов

Все мы, 213 человек, теперь – фигуранты

Уголовного процесса № 118400003412

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Механик рефрижераторных поездов

Донос на ИМХОклуб

В Полицию безопасности

Коронавирус – отравленная корона человечества

Гилис действительно не понимает. Летальный исход - это конечный результат (1-3%). Хоронить могут хоть в братских могилах. Только справится ли город с самой эпидемией, когда, если н

Отношения

При СССР брежневских времён всё было так, как Вы описали - но где этот порядок сохранился? По-моему, это не только в Латвии - но повсеместно закончилось - не могли работать предпри

А вшивый о бане: президент Латвии рассказал о «геноциде латышей» коммунистами

О-о-о! Женщины умеют красиво стареть! Просто этому тоже надо учиться ;) Посмотрите, как хороша Агнешка Осецка!

«Партизанский карантин». Что происходит в Беларуси с COVID-19

Кястутис не хочет на мой вопрос отвечать.Задаю его Вам.

Лиля Брик. Удивительная судьба женщины-исключения (Часть 5)

Бедный Маяковский! Если бы он знал, что через 100 лет внимание потомков будет сосредоточено не на его поэзии, а на его любовных похождениях, то писал бы не стихи, а дневники и колл

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.