Лечебник истории

16.04.2016

Александр Усовский
Беларусь

Александр Усовский

Историк, писатель, публицист

Советские «добровольцы» в Испании

И великий предприниматель Сталин

Советские «добровольцы» в Испании
  • Участники дискуссии:

    29
    139
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Многие военные эксперты полагают, что идущая сейчас на востоке Украины Донбасская война отнюдь не смогла бы достичь такого яростного накала и такого невероятного взаимного ожесточения, если бы с первых дней боевых действий в ней не приняли участия — на стороне местных ополчений — добровольцы из России.

Их никогда не было особо много — в самые пиковые дни войны их численность не превышала тридцати процентов всех донецких и луганских батальонов — но они стали тем становым хребтом, который не позволил украинской армии навести на Донбассе «конституционный порядок» (так, как это понимали в Киеве).

Мнение, надо сказать, достаточно обоснованное…



О добровольцах иного рода — времён испанской войны — мы поговорим ниже. И убедимся, что далеко не всегда иностранные военные специалисты решают судьбу войны — иногда они предназначены совсем для других целей.

Как известно, фашистские государства (включая сюда и Португалию с ее несколькими батальонами) отправили сражаться за дело Фаланги на засушливые каменистые горные плато Испании около двухсот пятидесяти тысяч солдат и офицеров (в основной массе итальянцев, немецкий «легион Кондор» выполнял задачу авиационного обеспечения).

Конечно, вся эта орда единовременно на стороне Франко не сражалась — тем не менее, процент иностранных специалистов в армии мятежников иногда зашкаливал за пятьдесят.

За Республику же сражалось ТРИДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ ТЫСЯЧИ иностранных добровольцев в рядах интербригад и непосредственно в составе испанской республиканской армии (военные инструкторы).

То есть мир свободы, равенства и братства отправил биться насмерть за свои основополагающие ценности под Мадрид в восемь раз меньше людей, чем впавшие в тоталитаризм фашистские изуверы. Хорошо.

Но нам число разных там американцев, французов, англичан и немцев (немцы на испанской земле сражались не только в составе легиона «Кондор» — их и с «нашей» стороны было изрядно) — без разницы.

Примем к сведению более чем скромное (относительно союзных мятежникам войск иностранных государств) количество интербригадовцев — и приступим к следующему абзацу волнующей истории Испанской Республики. То бишь — к вкладу в борьбу республиканцев наших родных советских военных специалистов.


И тут мы с разочарованием, даже с обидой на лице увидим цифру — ДВЕ С ПОЛОВИНОЙ ТЫСЯЧИ человек (584 военных советника и инструктора, 772 летчика, 354 танкиста, 77 моряков, 166 связистов, 140 саперов, 100 артиллеристов, 204 переводчика и в небольших количествах политработники и специалисты тыла).

НА КАЖДУЮ СОТНЮ иностранных фашистов, прибывших помогать фалангистам задушить Республику — мы послали в Испанию ВСЕГО ОДНОГО своего военного специалиста!

Конечно, мы посылали не просто пехоту и кавалерию, прислугу артиллерийских орудий, пулеметчиков и прочий рядовой состав. От нас в Испанию ехали только офицеры (пардон, командиры — офицеров в РККА в 1936-1938 годах еще не было), и только нужных Республике специальностей — летчиков, танкистов, моряков, саперов, связистов. Это все понятно. Но горечь от осознания сего факта остается, и убрать ее никакими оправданиями невозможно.

Ведь мы так страстно жаждали победы Республике! Ведь мы действительно сопереживали испанцам, их поражения были нашими поражениями, их победы — нашими победами! Мы дышали с ними одним воздухом свободы — а тут на тебе: две с половиной тысячи специалистов! Причем за все два года нашего активного участия в «испанском концерте»!






Передохнем от спёршегося в зобу дыхания. Покурим, поразмышляем.

Если бы товарищ Сталин хотел победы испанских республиканцев — стал бы он ограничивать советский воинский контингент в этой стране столь ничтожно малой цифрой? Если бы товарищ Сталин решил сражаться за Испанию с фашизмом решительно, бескомпромиссно и последовательно — ограничил бы он число своих военнослужащих в Испании столь смехотворно низкой цифрой?

Никак нет.

Летом 1939 года произойдут события на Халхин-Голе — и для защиты Монголии от внешних угроз (тот конфликт де-юре был пограничным спором между Монгольской Народной Республикой и Маньчжоу-Го, советские и японские войска просто пришли на выручку своим союзникам) товарищ Сталин посылает в степные предгорья Хинганского хребта, помимо уже находившихся в Монголии войск 57-го Особого корпуса (36-я моторизованная дивизия, 7-я, 8-я, 9-я мотоброневые бригады, 11-я танковая и 6-я кавалерийская бригады), дополнительно 82-ю и 57-ю стрелковые дивизии, 37-ю и 6-ю танковые бригады, 126-й отдельный артиллерийский полк, 85-й зенитно-артиллерийский полк, 212-ю авиадесантную бригаду.

То есть у японцев, располагавших двумя пехотными дивизиями и несколькими отдельными пехотными и кавалерийскими полками, вообще не было шансов на успешное сопротивление.

ERGO: Товарищ Сталин за какой-то совершенно незначительный кусок пустыни на краю земли (причем на краю ЧУЖОЙ земли!) готов сражаться не на жизнь, а на смерть, для чего в затерянный в песках предгорий Большого Хингана, забытый Богом уголок Монголии отправляется армия в 35 батальонов пехоты и 20 эскадронов конницы (вру; 12 эскадронов, из них 6-я и 8-я кавалерийские дивизии — это монгольская конница, ее никуда отправлять не надо, она там живет) при 2 255 пулеметах, 216 полевых и 286 противотанковых орудиях, 498 танках, 346 бронеавтомобилях, которую с воздуха прикрывает 376 истребителей, 181 легкий бомбардировщик, 23 тяжелых бомбардировщика.

Отмечу, что вся польская армия к моменту начала войны с Германией имеет в строю 220 танков и 410 танкеток — что меньше, чем бронетанковая мощь 1-й армейской группы товарища Жукова, предназначенной отбить у японцев клочок никому не нужной пустыни.

Вот как поступал товарищ Сталин, когда ему нужно было драться за что-то всерьез!


А в Испанию мы не посылаем ни дивизий, ни бригад, ни полков, ни батальонов, ни рот, ни взводов — ни даже отделений. В Испанию мы посылаем военных специалистов, что называется, «россыпью». Но КАК мы это делаем?

Советские военные специалисты едут в Испанию тайком, по чужим документам, в гражданской одежде, иногда вообще такими кругами, что диву даешься — чуть ли не через Бостон! К чему весь этот маскарад? Ведь все (кому это положено, причем с обеих сторон) отлично осведомлены, откуда дровишки (пардон, военные специалисты)!

А затем.

Товарищ Сталин и Союз Советских Социалистических республик никаких войск в сражающуюся Испанию не отправляет. Советский Союз позволяет (вернее даже сказать — не препятствует) отдельным своим гражданам в частном порядке завербоваться в Испанию в качестве военных специалистов.

То есть летчики, танкисты и моряки, что едут из Парижа до Тулузы на поезде, а затем из Тулузы до испанской границы — на автобусах или местными средствами транспорта — едут в Испанию исключительно на свой страх и риск. Советский Союз их туда не отправлял, Советский Союз за их жизнь, здоровье и свободу ответственности не несет. Это их сугубо личный выбор.

И оплачивает подобные вояжи вовсе не Наркомат финансов СССР. Все расходы по прибытию и пребыванию на испанской земле военных специалистов несет принимающая сторона — которая этих специалистов и наняла. Советский Союз, конечно, купит им билеты — но исключительно в счет кредитного соглашения с Испанией. То есть, в конечном счете, эти билеты будут оплачены золотом Банка Испании.

Абсолютно гениальный ход!

Мы продаем испанцам горы оружия — благо, у нас заводы работают, оружие это с конвейеров идет непрерывно, и задержки в поставках (ну, за исключением некоторых видов, производящихся пока в небольших количествах или малыми сериями — типа бомбардировщиков СБ) нет и не предвидится.

Мы получаем за это оружие наличные деньги. Мы, правда, несем коммерческие риски по доставке (три наших парохода фалангисты захватывают, а три: «Комсомол», «Тимирязев» и «Благоев» — топят, но эти транспорты (по счастливой случайности) везли разный коммерческий гражданский груз); но в целом корабли с оружием (всего было сделано 66 «оружейных» рейсов) благополучно достигают Барселоны, Бильбао, Картахены и Сантандера.

И мы еще вдобавок обучаем боевым действиям на этой поставленной военной технике в условиях реальной современной войны своих офицеров — причем делаем это за счет испанского правительства!

Если товарищ Сталин не коммерческий гений — то уж во всяком случае, великий предприниматель…






Сделаем вывод.

Товарищ Сталин ни в коем случае за Испанию биться насмерть не собирался. Да и ради чего? Чтобы господин Хуан Негрин удержался в кресле премьера? Или чтобы анархисты в Барселоне устроили территорию, свободную от всех и всяческих властей? А может, для того, чтобы троцкисты из ПОУМа окончательно вырезали всех еще оставшихся в живых католических монахов в Арагоне?

Никакой пользы победа левых сил в Испании ни товарищу Сталину лично, ни Советскому Союзу как государству не принесла бы — так зачем напрягаться? Оружие мы республиканцам продали, специалистов (на нем воевать) за испанский же счет им на подмогу отправили — но немного, без фанатизма.

И все!

А относительно испанской истерии, что была развернута в нашей прессе — то это был тоже очень правильный шаг. Народ должен знать, что враги не дремлют, что враги терзают прекрасную землю Испании, что фашизм становится реальной опасностью для нашей страны — мобилизационные информационные технологии не сегодня создавались.


В общем и целом надо сказать, что наше вмешательство в испанские дела принесло нам столько много плюсов и так мало минусов, что можно утверждать — наше, на первый взгляд, проигранное сражение за свободу испанского народа оказалось более чем победным — для Советского государства.

Советский Союз, сполна и в звонкой монете получив за все поставленное в Испанию вооружение, тем не менее превратился в глазах народов в бескорыстного защитника слабых и угнетенных — что было крайне полезно и для создания положительного имиджа нашей страны среди «прогрессивного человечества», и неслабо поднимало рейтинг руководителей страны внутри страны — ибо ничто так не облагораживает, как бескорыстная помощь людям, попавшим в беду!

Что характерно — и для национал-социалистической Германии испанская война стала таким же однозначно положительным информационным проектом — правда, с диаметрально противоположных позиций.

Немцы на испанской земле выступили также в роли защитников слабых и угнетенных — хотя в роли последних выступали уже не горняки Астурии, а католические падре Кастилии — но это, на самом деле, не имело особого значения. Немецкая армия пришла на помощь силам закона и порядка против разрушительного урагана революции — и немцы (как, кстати, и мы) в подавляющем большинстве поддерживали своих политических лидеров в испанском вопросе.
                

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

И наши люди мужества полны...

Танкисты из Беларуси на испанской войне

Владимир Веретенников
Латвия

Владимир Веретенников

Журналист

Как забытый сегодня русский офицер помешал немцам захватить Ригу

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

И кто ответит за оккупацию?..

Владимир Веретенников
Латвия

Владимир Веретенников

Журналист

Взятие Риги

Из истории государства Российского

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.