Мнение специалиста

10.12.2015

Валентин Старичёнок
Беларусь

Валентин Старичёнок

Кандидат исторических наук

США: дефицит демократии или что-то ещё?

США: дефицит демократии или что-то ещё?
  • Участники дискуссии:

    24
    69
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
 
Дефицит демократии? Часто в разговорах о США мы слышим про заговоры неких таинственных элит, которые оболванивают простой народ, о двойных стандартах, о прочих вещах, не имеющих ничего общего с той самой демократией, эталоном которой считаются Соединенные Штаты. Напротив, констатируется, что в Америке «дефицит демократии»1.

Один из моих друзей серьезно утверждает, что в Штатах после 11 сентября был установлен тоталитаризм. И его мнение не исключение, и оно достаточно распространено. Закономерен вопрос: что же это за страна, где так несвободен человек?

Рассмотрим проблему на примере внешней политики. Сразу же возникает недоумение. Дело в том, что большинство книг, в которых говорится о дефиците демократии, написаны самими американцами. Можно долго перечислять имена авторов. Назовем только тех, которые переведены на русский зык. Это историк Говард Зинн2, журналисты Уильям Блум3 и Майкл Мур4, филолог Ноам Хомский5. Сюда же можно отнести Наоми Кляйн из Канады6.

Недавно этот ряд пополнился режиссером Оливером Стоуном, написавшим совместно с историком Питером Кузником книгу «Нерассказанная история США» (вышла в 2012 г.).

Все эти люди — уважаемые деятели, о них пишут хвалебные рецензии в СМИ, кое-кто находится во главе научных школ, прославивших США во всем мире. Но в целом все они едины в том, что Штаты — это империя, которая отстаивает интересы банкиров и крупных финансистов, которая во имя «капитала» грабит чужие страны, обеспечивая тем самым процветание американских корпораций, которая бесцеремонно попирает ногами гражданские свободы в самих Соединенных  Штатах.
 

«Патриотический акт». 11 сентября 2001 г. положило новый виток дискуссий, посвященных проблемам американской демократии. Особо возмутительным считается небезызвестный «Патриотический акт», принятый в октябре 2001 г. Он был поддержан подавляющим большинством в палате представителей (357 против 66) и сенате США (98 против 1). 26 октября 2001 г. после его подписания президентом он обрел силу закона.  

В законе определяется понятие «терроризм» и перечисляются связанные с терроризмом преступления и мера ответственности за них. Предусматривается расширение полномочий правоохранительных органов в деле борьбы с терроризмом. Например, допускается совершение обыска без уведомления владельца помещения, расширяются  возможности отслеживать деятельность подозреваемых в интернете, упрощаются процедуры получения ордера на электронное наблюдение.

Сразу же заголосили об ущемлении прав и свобод в Америке и о том, что отныне все находятся под колпаком «Большого дяди».

И что? Вы считаете, что демократии в Штатах поубавилось? Отнюдь нет. Как раз после «Акта» 2001 г. и вторжения в Ирак 2003 г. валом пошли работы, в которых методически смешивали с дерьмом администрацию Дж. Буша-младшего в частности и весь американский политический истеблишмент в целом.

Здесь мы не ставим вопрос о том, насколько заслуженно «получила» власть. Но, разбирая вопрос о демократии и связанной с ней свободе слова, следует признать, что мало что изменилось после 2001 г. Иногда кажется, что больше всего о тоталитаризме в США говорят сами американцы.

Но рассуждения американцев об американском тоталитаризме доказывают то, что тоталитаризмом в США и не пахнет. А нашей оппозиции следует поучиться у американских коллег. Никто из перечисленных выше авторов никогда не призывал к насилию, не требовал крови оппонентов, не выступал за свержение президента. Даже во время сопряженных с насилием антивоенных демонстраций в разгар Вьетнама целью активистов была не насильственная смена власти, а прекращение кровопролитной войны.
 

Заглянем в историю и приведем примеры. Введение столь непопулярной меры в 2001 г. оправдывалось тем, что нация находилась в состоянии войны. Но разве это первый закон, который поставил страну на уши? Нет.
 
Первый пример. Вспомним времена Первой мировой. Тогда в Штатах было принято два интересных закона: «Закон о борьбе со шпионажем» 1917 г. и «Закон о подстрекательстве» 1918 г.

Штраф в размере десять тысяч долларов и до двадцати лет заключения грозили тому, кто «в период войны преднамеренно вызовет или попытается вызвать нарушение воинской дисциплины, несоблюдение присяги, мятеж или отказ от исполнения воинского долга военнослужащими… либо умышленно препятствует работе вербовочной службы США».

Действие закона распространялось и на тех, кто «произносит, пишет, печатает или публикует любые изменнические или порочащие высказывания в отношении государственного строя США либо Конституции США, а равно сухопутных или Военно-морских сил США… и на всех, кто словом или делом поддерживает или поощряет интересы любого государства, с которым США находятся в состоянии войны или же словом и делом противится осуществлению интересов США»7.
 
Второй пример. Речь идет о проживавших во время Второй мировой войны на территории Соединенных Штатов японцах.

Вот какую информацию сообщает нам о них историк Говард Зинн: «Рузвельт… в феврале 1942 г. без колебаний подписал исполнительный приказ №9066, предоставивший армии право без соответствующего ордера, без предъявления конкретного обвинения и без судебного слушания арестовать всех американцев японского происхождения Западного побережья — 110 тыс. мужчин, женщин и детей, — вывезти в лагеря в глубине страны и держать их там в условиях близких к тюремным... В 1944 г. Верховный суд подтвердил правомочность принудительной эвакуации, ссылаясь на требование военного времени. Японцы оставались в лагерях более трех лет»8.

«Японцы — добавляет Оливер Стоун — потеряли личного имущества на 400 миллионов долларов — по современным ценам это составляет почти 5,5 миллиарда долларов»9. Как и следовало ожидать, история о том, как прессовали в Америке японцев, широкой публике стала известна только после войны10.
 
Третий пример. На волне начала холодной войны в США при палате представителей была создана постоянная Комиссия по расследованию антиамериканской деятельности, которая работала с 1945 по 1975 гг. Через нее была проведена чистка Голливуда от нежелательных с идеологической точки зрения «левых» элементов.

Сделано это было весьма прямолинейно, но эффективно. Комиссия вызвала на допрос 11 человек. Десять из них отказались отвечать на вопрос, являются ли они членами коммунистической партии.

Это стало поводом для привлечения их к уголовной ответственности: каждый получил по году тюрьмы за неуважение к конгрессу. Одиннадцатый — Бертольд Брехт — предпочел не связываться с рьяными законодателями. Он сказал, что не является коммунистом, после чего собрал чемоданы и укатил из Америки в Восточную Германию.

Эти люди открыли «черный список» в киноиндустрии, закрывший им доступ к соответствующей работе в США. В 1954 г. в списке было 212 фамилий отказавшихся сотрудничать с комиссией11.

Понятно, что комиссия занималась не только Голливудом. Кроме палаты представителей в деле борьбы с коммунизмом проявил себя и сенат. Особо прославился на этой почве сенатор от штата Висконсин  Джозеф Маккарти, который породил такое явление в истории США, как «маккартизм».
 

Ксенофобия или временное помешательство. Подчеркнем, что граждане США в чрезвычайных ситуациях (если они считают, что им что-то реально угрожает) допускают и даже поддерживают отклонение от демократических норм. Есть еще одна параллель с Первой мировой войной, которая доказывает что временное помешательство американского народа — не что иное, как норма.

Вспомним антифранцузскую истерию, которая охватила США в преддверии вторжения в Ирак 2003 г.

Вот что пишет о ней американский журналист М. Мур: «Французское вино полилось на мостовую, а в одном ресторане в штате Нью-Джерси даже в туалет. Французские рестораны подверглись обструкции. Отпускники стали отказываться от туристических поездок во Францию… Столовая конгресса заменила в меню картофель во фритюре по-французски на картофель во фритюре «Свобода»… В долине Сан-Хоакин в штате Калифорния выходцам из Ливана принадлежит сеть магазинов «Французская парфюмерия». Один из магазинов был расписан надписями антифранцузского содержания, другой сожжен дотла… В Лас-Вегасе бронетранспортер, вооруженный двумя пулеметами и 76-мм орудием, раздавил гусеницами баночки с французским йогуртом, французские батоны, бутылки с французским вином, перье и водкой «Грей гус», фотографии Ширака, туристический путеводитель по Парижу и в довершение ко всему — цветные ксерокопии французского национального флага»12.
 
Примерно то же самое творилось в США в 1918 г. Сошлемся на текст из книги Оливера Стоуна и Питера Кузника.

«Все немецкое — пишут авторы — сурово критиковалось… Школы… вычеркнули немецкий язык из учебных программ. Штат Айова, не желая рисковать, пошел еще дальше: губернатор штата в 1918 году издал «Вавилонский указ», запрещавший разговоры на любом иностранном языке — как в общественных местах, так и по телефону. Примеру Айовы последовала и Небраска. Библиотеки по всей стране отказывались выдавать немецкие книги, оркестры выбрасывали из репертуара произведения немецких композиторов… Американцы немецкого происхождения сталкивались с дискриминацией во всех сферах жизни»13. Вот так.
 
Вывод. В периодически охватывающей американцев истерии нет ничего исключительного. Соответственно, 2003 г. тоже не исключение.
 

Что отличает США от других стран? Есть один важный момент, который отличает США от других государств. Это быстрое возвращение от помешательства в нормальное, («демократическое») состояние.

На этом фоне публикуются многочисленные разоблачения, журналистские расследования, а общественность возмущается осуществленными политиканами перегибами, узнает о том, что правительство ее обманывало и т.д.

После ошеломляющих «ахов» и «охов» о том, как так случилось, все затихает, будто бы ничего и не было.

Размышлениями о прошлых ошибках занимаются только умники из университетов и относительно замкнутые сообщества, которые талдычат о «Большом брате» постоянно (и до, и после терактов) и которые, собственно говоря, благодаря этому и существуют.

При этом из всего многообразия работ, которые пишутся в США (и не только в США), имеются и действительно качественные исследования, и откровенная болтовня и демагогия.
 

«South Park». Удачная оценка американской системы имеется в одной из серий мультфильма South Park «Я люблю кантри». Мы здесь видим не что иное, как констатацию издержек демократии, при этом без традиционных отсылок к конспирологическим теориям.

До зрителя доводится мысль о том, что политическое устройство США позволяет руководству маневрировать в принятии решений относительно войн (ссылаясь на аргументы их сторонников или противников) и тем самым начинать их независимо от воли общественности.

При этом американские пацифисты создают видимость того, что в стране остались разумные люди: «Если бы не вы, миротворцы, весь мир ненавидел бы всю Америку, а не только президента». Поэтому власть заинтересована в существовании площадок, где выражается всякое мнение, и сквозь пальцы смотрит на людей, махающих плакатами с надписями типа «Буш — нацист».

Так или иначе, но в выигрыше остаются те, кто принимает политические решения: «Мы начнем воевать и одновременно будем протестовать против войны… Мы можем воевать с кем захотим и параллельно вести себя так, как будто мы против.… Если мы позволим людям выступать против действий правительства, страну не в чем будет упрекнуть» — говорится в мультфильме.

Кстати, мультфильм также продукт американской культуры, которая как бы сама себя критикует, делая это предельно грубо и цинично.

 
Итог. Во-первых, американское общество немыслимо представить без постоянно сталкивающихся между собой альтернативных и взаимоисключающих взглядов. При этом каким-то чудесным образом не то, что гражданской войны, но даже приличного мордобоя не происходит.

Отсюда следует во-вторых. Над гражданским обществом стоит закон. У американцев выработалось настолько сильное уважение к закону, что наличие различных взглядов не перерастает в социальный конфликт.

Выражение мнения происходит в форме демонстраций или в ходе диалога, но только не физической борьбы. Как только дело доходит до драки и нарушения порядка, власть становится жесткой («недемократичной») и не церемонится с нарушителями, безжалостно наказывая их. Следовательно, правота доказывается в публичной сфере, а не на полях сражений.

Каналами воспроизводства идей являются СМИ, политические институты, различные сообщества и организации, которые часто замыкаются на самих себе и существуют как бы автономно, в эдаких параллельных со своими оппонентами вселенных.

В-третьих, «недемократические» тенденции проявляются в чрезвычайных ситуациях, будь-то Перл-Харбор в 1941 г. или теракты 11 сентября в 2001 г. Тогда представители ошалевшей от испуга общественности становятся послушными ура-патриотами и легко набрасываются на врагов США. Под горячую руку попадают и те, кто не солидарен с Америкой, как это случилось с французами, выступавшими против нападения на Ирак без санкции ООН.

Однако этот психоз кратковременный и быстро проходит, после чего наблюдается всплеск «демократии». Поссорившиеся американцы и французы мирятся и в 2011 г. США дают добро Франции на бомбардировки Ливии и благосклонно смотрят, как расправляются с очередной пешкой третьего мира типа Каддафи (1940—2011 гг.).
 
Таким образом, американская система не подавляет инакомыслие. Не побоюсь сказать, что, наоборот, система построена так, что держится за счет инакомыслия и альтернативных версий происходящего. Иными словами, какой-нибудь Хомский — продукт исключительно американской (европейской, демократической) системы.

Могло ли такое быть в СССР? Нет. Ни один человек, проживавший в СССР, не имел возможности критиковать внешнюю политику советского строя в течение нескольких десятилетий (как это делал Хомский) и сохранить при этом работу преподавателя вуза и разъезжать по стране с лекциями, рассуждая о «дефиците демократии» в Советском Союзе.

В такой ситуации механизмы подавления инакомыслия и репрессий по отношению к диссидентам на Западе становятся ненужными. Они заменяются иными способами работы. Главное внимание госаппарат уделяет пропаганде, т.е. вопросам манипуляции общественным мнением и формирования благоприятного для своих действий общественно-политического климата.

Побеждает не тот, кто посадил больше всего оппонентов в тюрьму, а тот, у кого больше бабла на информационную войну, кто привлек грамотных маркетологов, у кого более толковое аналитическое сопровождение своих действий.
 

 

Литература
 
1. Блум, У. Убийство демократии: операции ЦРУ и Пентагона в годы холодной войны / У. Блум; пер. с англ. под рук. А. Чернова и Е. Логинова; редактор перевода В. Крашенинникова. — М.: Кучково поле, 2013. — 704 с.
2. Зинн, Г. Народная история США: с 1492 года до наших дней / Г. Зинн; пер. с англ. — М.: Изд-во Весь мир, 2006. — 880 с.
3. Кляйн, Н. Доктрина шока / Н. Кляйн; пер. с анг. М. Завалов. — М.: Изд-во «Добрая книга», 2009. — 656 с.
4. Мур, М. Где моя страна, чувак?: Америка, которую мы потеряли / М. Мур; пер. с англ. С. Саксина. — М.: АСТ, 2004. — 300 с.
5. Стоун, О. Нерассказанная история США / О. Стоун, П. Кузник; пер. с англ. А. Оржицкого, В. Полякова. — М.: КоЛибри, 2014. — 928 с.
6. Хомский, Н. Несостоятельные штаты: злоупотребление властью и атака на демократию / пер. с англ. В. Панова. — М.: Столица-принт, 2007. — 480 с.

 


Примечания

Хомский, Н. Несостоятельные штаты: злоупотребление властью и атака на демократию / пер. с англ. В. Панова. — М.: Столица-принт, 2007. — С. 4, 17, 330, 408.
Зинн, Г. Народная история США: с 1492 года до наших дней / Г. Зинн; пер. с англ. — М.: Изд-во Весь мир, 2006. — 880 с.
Блум, У. Убийство демократии: операции ЦРУ и Пентагона в годы холодной войны / У. Блум; пер. с англ. под рук. А. Чернова и Е. Логинова; редактор перевода В. Крашенинникова. — М.: Кучково поле, 2013. — 704 с.
Мур, М. Где моя страна, чувак? Америка, которую мы потеряли / М. Мур; пер. с англ. С. Саксина. — М.: АСТ, 2004. — 300 с.
Хомский, Н. Несостоятельные штаты: злоупотребление властью и атака на демократию / пер. с англ. В. Панова. — М.: Столица-принт, 2007. — 480 с.
Кляйн, Н. Доктрина шока / Н. Кляйн; пер. с анг. М. Завалов. — М.: Изд-во «Добрая книга», 2009. — 656 с.
7 Стоун, О. Нерассказанная история США / О. Стоун, П. Кузник; пер. с англ. А. Оржицкого, В. Полякова. — М.: КоЛибри, 2014. — С. 56—58.
Зинн, Г. Народная история США: с 1492 года до наших дней / Г. Зинн; пер. с англ. — М.: Изд-во Весь мир, 2006. — С. 516.
Стоун, О. Нерассказанная история США / О. Стоун, П. Кузник; пер. с англ. А. Оржицкого, В. Полякова. — М.: КоЛибри, 2014. — С. 236.
10  Зинн, Г. Народная история США: с 1492 года до наших дней / Г. Зинн; пер. с англ. — М.: Изд-во Весь мир, 2006. — С. 517.
11  Стоун, О. Нерассказанная история США / О. Стоун, П. Кузник; пер. с англ. А. Оржицкого, В. Полякова. — М.: КоЛибри, 2014. — С. 307, 334—335.
12 Мур, М. Где моя страна, чувак? Америка, которую мы потеряли / М. Мур; пер. с англ. С. Саксина. — М.: АСТ, 2004. — С. 100—101.
13 Стоун, О. Нерассказанная история США / О. Стоун, П. Кузник; пер. с англ. А. Оржицкого, В. Полякова. — М.: КоЛибри, 2014. — С. 60.
 
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Носович
Россия

Александр Носович

Политический обозреватель

Но вы держитесь...

Трамп лишает Прибалтику финансирования

Антон Денисов
Беларусь

Антон Денисов

Историк, политолог, публицист, кандидат наук

Сюрпризы демократии

От «Брексита» до Трампа

Павел Потапейко
Беларусь

Павел Потапейко

Кандидат исторических наук, переводчик, публицист

Пять главных демократов

В Сенате США

Олег Крайнов
Латвия

Олег Крайнов

Специалист по связям с общественностью

Демократура

Те неловкие моменты, когда США пытаются управлять миром

ПАНСИОНАТ «ЛИПА»

Очень трудно что-то сказать о такой ситуации. Практически невозможно, если не погрузиться самому с головой в расследование. Старики бывают абсолютно неадекватными. При этом сами то

Бумеранг ненависти

На Алеутах климат подходящий, оно когда прохладно работается с огоньком.

Через века, через года, - помните!..

Мой дед-беларус по маминой линии погиб 15 октября 1944 года возле местечка Страхотин, Мазовецкого воеводства. Похоронен в братской могиле на воинском кладбище в г. Макув-Мазовецки.

СТОИЛО ЛИ МЕНЯТЬ АФИНЫ НА ВАРШАВУ?

Ну да, он обвинил СССР в недемократичности, после того как утопил в крови движение сопротивления греческих антифашистов. О чём и спич.Вместо мирного существования бывших союзников

СОЮЗНОЕ ЦЕЛЕПОЛАГАНИЕ

Вы на самом деле считаете, что темы из серии Норильска далеки от "Союзного целеполагания"? Юрий Васильевич, у меня нет слов...Не пойму, зачем ставить себя в глупое положение...

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.