Война, создавшая народ

В Беларуси Великая Отечественная была национально-освободительной войной
 

О роли Великой Отечественной в белорусском национальном сознании и о том, как воспитать народ нацией героев, творцов и победителей, а не вечно униженных и ограбленных всеми подряд исторических неудачников, — читайте в беседе Петра Петровского с кандидатом исторических наук, заведующим отделом новейшей истории Института истории Национальной академии наук Беларуси Сергеем Третьяком.
 
 




— Какую роль Великая Отечественная война (ВОВ) играет в белорусском национальном сознании? Какие элементы белорусского национального самосознания сформировались именно в период войны? Можно ли ВОВ в белорусском контексте назвать национально-освободительным движением?

— Характер народа не есть арифметическая сумма характеров людей, составляющих этот народ. Данное обстоятельство надо учитывать, поскольку люди бывают разные, и нельзя судить о характере народа по характерам отдельных его представителей. В годы Великой Отечественной войны белорусский народ проявил те черты национального характера, которые таились глубоко под спудом. История нашего народа, который в Средние века и Новое время не раз оказывался перед угрозой физического уничтожения от рук иноземных захватчиков, и которому необходимо выживать, способствовала культивированию вполне определенных черт характера.

И вот народ терпеливый и трудолюбивый, не склонный к крайностям, живущий по правилу «от добра добра не ищут», — конформист и приспособленец, оказался в условиях терминального выбора. И сделал выбор, поднявшись на борьбу с врагом, который изначально стремился зачистить Беларусь от белорусов и никакого иного будущего, кроме физического уничтожения раньше, либо позже, белорусам не обещал.

И полиэтничный народ Беларуси показал в этой борьбе такой патриотизм, такой массовый героизм и массовую жертвенность, что имя «Республика-партизанка» стало неофициальным именем нашей страны.

Первым этапом битвы за Беларусь были тяжелейшие оборонительные бои Красной Армии в июне — августе 1941 года. В эти месяцы, благодаря мужеству и героизму советских солдат, на белорусской земле были сорваны замыслы врага по запланированным срокам разгрома СССР, был сорван план германского «блицкрига».

Основным вкладом белорусского народа в разгром врага была всенародная борьба партизан и подпольщиков на оккупированной территории, когда в 1941—1944 гг. 440 тыс. белорусских партизан и подпольщиков в тяжелейших условиях фашистской оккупации вели беспощадную войну с захватчиками.

За эти годы на территории Беларуси было уничтожено 500 тыс. оккупантов и их пособников. В мире Беларусь по праву стали называть «республикой-партизанкой».

Завершающим этапом битвы за Беларусь была стратегическая наступательная операция «Багратион», которая закончилась полным разгромом вражеских войск и освобождением территории Беларуси.
 


В годы войны 1 миллион 100 тысяч белорусов сражались с врагом на фронтах Великой Отечественной войны, уроженцами Беларуси были 217 генералов и адмиралов Красной Армии.

В тяжелейших условиях военного времени на трудовом фронте ковали победу более 1,5 млн. белорусов, которые находились в эвакуации.
 


Победа досталась нашему народу дорогой ценой. Было разрушено почти 80% городов и районных центров. Оккупанты уничтожили 9200 сел и деревень, 628 из них сожгли вместе с жителями. На этой войне погиб каждый третий наш соотечественник. Напоминая живущим ныне и скорбя о безвинных жертвах, замученных оккупантами, звонят колокола Хатыни.

За мужество и героизм, проявленный в боях за освобождение Беларуси, орденами и медалями Союза ССР было награждено около 500 тыс. воинов Красной Армии и народных мстителей. В соответствии с вековыми обычаями, более чем 600 воинским соединениям были присвоены почетные наименования городов Беларуси, которые они освобождали.

Орденами и медалями были отмечены подвиги 140 тыс. белорусских партизан, а 87 человек удостоены звания Героя Советского Союза. За героизм и мужество городу Минску было присвоено звание города-героя, Брестской крепости — звание крепость-герой.

В белорусском национальном сознании Великая Отечественная война является краеугольным камнем.

Память о войне в нашей стране — живая память, заместившая и оттеснившая на второй и даже третий план память об Октябрьской революции 1917 года и о Национальном воссоединении 1939 года.

Доныне белорусы различной этнической принадлежности, не исключая и тех, кто родился после распада СССР и уже в абсолютном большинстве не застал в живых своих дедов и прадедов — ветеранов, участников и свидетелей войны, делят историю страны в ХХ в. на довоенную и послевоенную.

В Беларуси Великая Отечественная война 1941-1945 гг. была в полном смысле народно-освободительной и национально-освободительной войной против нацистского режима геноцида и грабежа.

И итогом этой войны для Беларуси — страны-победительницы, стали международно-правовое признание государственного строя, государственных границ и национально-государственного суверенитета Белорусской ССР на самом высоком уровне — на уровне Организации Объединенных Наций.

Можно сказать, что Великая Победа заложила практические основы будущей независимой Республики Беларусь. И есть глубокий смысл в том, что главный государственный праздник Беларуси отмечается 3 июля.

Наш День Независимости (День Республики) — прямое продолжение устоявшейся национальной традиции празднования освобождения страны от оккупантов, и в тоже время — это напоминание гражданам о том, что патриотизм, любовь к Родине, готовность к защите Отечества — это основа государственности, кровное дело всех и каждого.





— Попытки пересмотреть значение ВОВ имеют место быть как в Беларуси, так и у соседей. Что они из себя представляют? Какие риски для общественного сознания несут?

— Попытки пересмотреть характер и значение Великой Отечественной войны в истории нашей страны под маркой «восстановления исторической правды» и «заполнения белых пятен» начались буквально сразу же после нашей Победы. Они проводились в рамках специальных операций «холодной войны» и имели задачей идеологически обосновать политику ползучего пересмотра итогов Второй мировой и Великой Отечественной войн.

После 1991 г. это особенно заметно. Происходящая на Западе и в ряде стран постсоветского пространства ревизия исторической памяти носит явно выраженный характер идеологического реванша сил, побежденных в 1945 году.

Правительства и общественные движения, инициируемые последователями нацистов и коллаборационистов, стремятся дискредитировать память о советском солдате — освободителе и спасителе народов Европы от нацизма, и целенаправленно внедряют в общественное сознание фальсифицированный образ кровожадного захватчика — мародера и насильника, поработившего восточноевропейские страны и половину Германии.

Делается немало, чтобы превратить Германию из агрессора в главную жертву войны, а, в конечном счете, пересмотреть итоги Второй мировой войны со всеми вытекающими последствиями. Этому делу служит в том числе и пресловутая резолюция Парламентской ассамблеи ОБСЕ от 3 июля 2009 г.

Фальсификация истории возникает не вследствие ошибок и заблуждений отдельных ученых, а как средство реализации определенных политических интересов. Главными проводниками политики исторического ревизионизма были и являются представители тех сил, которые потерпели поражение в 1945-м, и их идейные наследники.

Исторический ревизионизм преследует конечной целью полное исключение Советского Союза и советского народа из истории и историческую реабилитацию нацизма. Все это наличествует и в Беларуси.

Следует упомянуть предпринимаемые представителями вполне конкретных политических сил упорные попытки внедрить в сознание в первую очередь молодежи представления о Великой Отечественной войне как о чужом для нас «немецко-российском конфликте», распространять карикатурно-отталкивающий образ партизана — грабителя, убийцы и насильника, разделить жертв нацистского геноцида на «своих» и «чужих» дабы отрицать затем факт самой политики геноцида белорусов, представить период нацистской оккупации временем некоего «национального возрождения».

Поддаться ревизионистским посылам и веяниям крайне опасно для общественного сознания нашей страны. Победа в Великой Отечественной войне является центральным звеном патриотического сознания белорусского народа. В белорусских семьях свято чтут ратный подвиг своих предков, как бесценные реликвии хранят их ордена, медали, фотографии и письма с фронта.

Памятники и мемориалы, возведенные в честь героического подвига белорусского народа в годы Великой Отечественной войны практически во всех городах, многочисленных поселках и деревнях Беларуси не только раскрывают величие подвига народа, но и являются частью духовной жизни нашего общества, исторического облика страны, играют важную роль в формировании национального самосознания, национально-государственного патриотизма, моральных и духовных ценностей.

Поэтому следует категорически отвергать любые попытки объявить советский, да и всякий иной период в истории Беларуси «черной дырой», навязать белорусам комплекс этнической униженности и неполноценности, озлобленности и зависти к соседям, делить белорусскую нацию на «человеков» и «недочеловеков» по какому бы то ни было произвольно взятому принципу, ибо это смерть и конец любой нации, а не только белорусской.





— Политика памяти в Беларуси несет большую преемственность с белорусской советской историографией, нежели в других постсоветских республиках. Это приводит к некоторому непониманию с нашими союзниками и партнерами. В частности, оценки Калиновского периода Российской Империи или даже Октябрьской революции. Нужна ли общая политика памяти на постсоветском пространстве, особенно между стратегическими союзниками, или все же пора принять страны и их историческую память такой, какая она есть?

— Действительно, национальный исторический миф белорусов и национальная картина исторического прошлого во многом, но не во всем, наследуют советской трактовке истории Беларуси в версии В.М.Игнатовского — Л.С.Абецедарского.

И это понятно и вполне оправданно. Ведь задача нашего национального исторического мифа — через соответствующим образом сконструированную картину прошлого легитимировать настоящее и будущее своего национального государства, воспитать народ нацией, гордой за себя и своих великих предков, нацией героев, творцов, борцов и победителей, а не вечно униженных и ограбленных всеми подряд исторических неудачников, озлобленных на весь мир.

Исторический миф и картина исторического прошлого, поскольку они конструируются, могут находиться в различных отношениях с реалиями исторического прошлого страны и народа, вплоть до того, что они могут быть абсолютно фантастичны и крайне далеки не только от исторических фактов и знаний, но и от научной картины мира как таковой.

И наш исторический миф, который исходит из принципа непрерывности исторического пути страны и народа, отсутствия на этом пути «черных» и «белых» пятен и дыр, следует признать, в гораздо большей степени завязан на историческую науку и апеллирует к историческим фактам, нежели исторические мифы даже наших ближайших соседей.

Белорусы и Беларусь прожили большую часть своей истории в составе больших государств совместно с другими этносами и нациями. История этих больших государств — неотъемлемая часть нашей белорусской истории.

Но мы ее прожили по-своему. И мы смотрим на наше общее с другими народами прошлое своими глазами и сквозь призму собственного опыта.

Именно поэтому на наше общее с русскими и россиянами имперское и советское прошлое мы, белорусы, смотрим иначе, чем русские в России и россияне. Память о нашем совместном прошлом у нас своя — белорусская, а не русская, польская, украинская или литовская, как бы того кому ни хотелось.

Каждый народ смотрит в свое прошлое собственными глазами, а не взятыми у соседа напрокат. У нас свой пантеон героев и календарь великих дат национального прошлого, в чем-то совпадающий, а во многом не совпадающий с аналогичными пантеонами и календарями других народов.

И, по большому счету, мы, белорусы, имеем полное право гордиться своими Франциском Скориной и Симеоном Полоцким, Андреем Тадеушем Костюшко и Кастусём Калиновским, Александром Червяковым и Сергеем Притыцким, Кириллом Орловским и Виктором Коржом, Кириллом Мазуровым и Петром Машеровым.

Мы, белорусы, имеем полное право отмечать 17 сентября (День воссоединения Западной Беларуси с БССР — прим. П.П.) и 7 ноября как славные даты своей, а не чужой истории, невзирая на чье-то задетое больное самолюбие.

Общая политика памяти на постсоветском пространстве невозможна. Да и не нужна. На практике она означает навязывание исторического мифа и картины исторического прошлого одного народа в качестве единственно верного и имеющего право на существование всем остальным народам.

Любая такая попытка с неизбежностью завершится крахом и еще большим дистанцированием государств и народов друг от друга. Пора принять как данность, что даже в ближайших странах-союзницах память о событиях общего прошлого, даже о Великой Отечественной войне и Великой Победе, своя, и чем дальше в будущее, тем больше будет она становиться своей, а не соседской.

Однако признание права народа на собственную историческую память не значит, что нужно молчать в случаях, когда национальная политика памяти конкретных государств через выстраивание картины прошлого, имеющей весьма отдаленное отношение к исторической реальности, прямо нацелена на культивирование обид и претензий в адрес соседей, на реабилитацию того чудовища, которое наши деды победили в 1945-м и которое было осуждено в Нюрнберге, Токио и Хабаровске. Деды нам этого не простят.


Беседовал Петр Петровский,
«Евразия Эксперт»
Ошибка в тексте? выдели на нажми Ctrl+Enter. Система Orphus
 
Комментарии
  •  
    10.05.2017 09:21
    №1 Виктор Юрчик Беларусь
    "Каждый народ смотрит в свое прошлое собственными глазами, а не взятыми у соседа напрокат. У нас свой пантеон героев и календарь великих дат национального прошлого,  во многом не совпадающий с аналогичными пантеонами и календарями других народов.Общая политика памяти на постсоветском пространстве невозможна"(с). Отличные  слова
    Поддержали: Андрей Георгиевич Варпахович, доктор хаус, Владимир Соколов
     
  •  
    11.05.2017 00:39
    №30 Георгий Андриевский Беларусь
    И, по большому счету, мы, белорусы, имеем полное право гордиться своими Франциском Скориной и Симеоном Полоцким, Андреем Тадеушем Костюшко и Кастусём Калиновским, Александром Червяковым и Сергеем Притыцким, Кириллом Орловским и Виктором Коржом, Кириллом Мазуровым и Петром Машеровым.

    Хорошо, видно, накатил зав. отделом  за победу... Гордиться можно хоть чебурашкой с карлсоном. Вопрос - зачем? В рамках какого исторического наратива мирно уживаются польские патриоты Костюшко и Калиновским с советскими/белорусскими коммунистами и партизанами? Особенно четко и органично, наверное, смотрелись бы портреты "нашего Костюшко" на праздновании  17 сентября. И нести их по логике должны непременно суворовцы.  Еще закинуть туда "нашага славутага земляка Езафа Пилсудскага" вместе с портретами дзеячоу КПЗБ - и Кафка отдыхает.

     
    •  
      11.05.2017 14:21
      №32 Петр Петровский Беларусь Георгий Андриевский (№30)
      Интересно, а каким боком Калиновский польский патриот? Он был бланкистом-коммунистом с классовым подходом и отказом от национальностей. И здесь контраргументами пропагандистские Мужицкие правды быть не могут. Они плод политтехнологии, а не политической позиции.
      Поддержали: Артём Бузинный, Виктор Юрчик
       
      •  
        11.05.2017 18:29
        №33 Георгий Андриевский Беларусь Петр Петровский (№32)
        КК неоднократно выражал свою принадлежность к польской политической нации и принимал участие в вооруженном восстании за независимость Польши. Белорусы для него были глиной, из которых следовало слепить настоящих поляков. Всё остальное - конспирология. 
         
    •  
      11.05.2017 21:45
      №34 Артём Бузинный Беларусь Георгий Андриевский (№30)
      В советском нарративе они прекрасно уживались. И памятники Калиновскому были, и улицы в его честь. Кстати, и партизанские бригады его имени - о протестах партизан против "польского империалиста Калиновского" вроде ничего не слышно было.

      И Костюшко в советское время оценивался скорее положительно, как и польское национально-освободительное в целом. Советская идеология ведь не была русско-шовинистической. И если в современной белорусской нации видеть аналог многонационального советского народа в миниатюре, то почему там не быть месту и нашим землякам польским патриотам, таким как Костюшко?

      Что до Калиновского, то он был социалист-"хлопоман" в духе русских народников, видел себя крестьянским вождём типа Разина или Пугачёва и уж идеологически должен быть несравненно ближе современному белорусу, чем его противник - помещичье-олигархическая империя Романовых. Вопрос о его национальной принадлежности и отношении к белорусской нации (на тот момент лишь потенциально возможной) слишком непрост, чтобы говорить о нём так походя, бросаясь ярлыками типа "польский шовинист". Но по крайней мере насильственная полонизация в его планы точно не входила. Рекомендую послушать подкаст передачи о Калиновском
      с историком Тимофеем Акудовичем.
      Поддержали: Виктор Юрчик
       
  •  
    11.05.2017 01:03
    №31 Александр Кузьмин Латвия
     Сегодня многие войне СССР его народов с фашизмом пытаются придать черты национально-освободительной войны. Бандера с Нахтигаль на Украине, лесные братья и Ваффен-СС в Прибалтике, власовцы все дававшие присягу на верное служение Гитлеру оказывается были  национал-освободителями. 
    Поддержали: Марк Козыренко, Nina Palina, George Bailey
     
  •  
    12.05.2017 17:17
    №51 Prokurator Ivanovs Латвия
    История этих больших государств — неотъемлемая часть нашей белорусской истории.

    Но мы ее прожили по-своему. ====================

         Текст спича- еще один яркий пример воплощения в жизнь лукашенковской теории самостийности белорусов . И опять не как у всех. У всего советского народа. Не Великая Отечественная Война, а  "национально-освободительная". И опять белорусы прожили этот период не как весь советский народ, а как-то по особенному... В головах и сердцах не с товарищем Сталиным и ВКП/б/- КПСС ,а с Франциском Скориной и Симеоном Полоцким, Андреем Тадеушем Костюшко и Кастусём Калиновским, Александром Червяковым и Сергеем Притыцким, Кириллом Орловским и Виктором Коржом, Кириллом Мазуровым и Петром Машеровым.
        О каком совместном советском прошлом можно говорить, если по мнению спикера :"Общая политика памяти на постсоветском пространстве невозможна. Да и не нужна.".

     
 

Вы зарегистрированы как Виртуальный член клуба (ВЧК)

Виртуальный член клуба имеет право:

Если же вы хотите получить дополнительные права:

просим вас дополнить (отредактировать) свой профиль.

Хочу стать Реальным членом клуба
Отменить