Лечебник истории

16.03.2017

Владимир  Симиндей
Россия

Владимир Симиндей

Историк

За красной чертой

«Латгальский вопрос» в картографии вермахта

За красной чертой
  • Участники дискуссии:

    38
    224
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

  
Изготовившийся к нападению на СССР Генштаб III рейха уделял значительное внимание информационно-визуальному обеспечению германского командного состава данными о регионах предстоящей оккупации.

В частности, Отдел военных карт и геодезии Генерального штаба сухопутных войск вермахта под грифом «Для служебного пользования!» выпустил справочник «Военно-географическая информация о европейской части России. Балтийские страны (Эстония, Латвия, Литва). Текстовая брошюра» по состоянию на 1 марта 1941 года, а также фотоальбом к нему —  для распознавания захватываемых местностей.

В этом справочнике содержится немало как точной информации, так и явных ошибок, упрощений и предрассудков.

Однако прежде всего мое внимание на себя обратила первая разворотная карта (в общем списке за №6) — между страницами 18 и 19.
 
На карте под названием «Балтийские страны: распределение национальностей» схематично изображено расселение эстонцев и ливов (единым штрихом), латышей, литовцев, великороссов, белорусов и немцев — полякам вообще места «не нашлось», даже в пределах Виленского края.

Бросается в глаза жирная красная черта, выкраивавшая на карте «границу немецкого культурного влияния», за которой остается вся Литва, Латгалия, Причудье, Печоры и Занаровье. Вместе с регионами Белоруссии и России…




 
Пройдут считаные месяцы, и германские офицеры на практике будут применять различные методы обхождения с основной массой населения на занятых территориях, удивительным образом совпадавшие в своих различиях с этой «чертой культурности».
 
Вспомним, что несмотря на восстановление режима охраны старой госграницы Латвии, зверства в русских староверских деревнях Латгалии были сродни зверствам в близлежащих районах России и Белоруссии. Разумеется, эти различия не касались геноцида евреев и цыган (ромов) — они по расовой теории и идеологии нацистов подлежали идентификации, изоляции и уничтожению по обе стороны красной черты, вне зависимости от фактора влияния  немецкой культуры.
 
Вспомним, как легко был отдан приказ о сожжении дотла староверской деревни Аудрини под Резекне 2 января 1942 года и уничтожении всех ее жителей (историки до сих пор спорят, сколько их было, но не меньше 170-ти), хотя бежавшие из плена красноармейцы находились лишь в одном из деревенских домов…

И не припомним подобного в Курземе и Видземе.
 


Памятник жертвам нацистов в Аудрини был установлен в 1972 году,
к 30-летию трагедии.



Вспомним «Латгальскую акцию» мая-июня 1942 года, силовую операцию по массовой депортации на принудительные работы в Германию «чужеродного славянского элемента» — старообрядцев, православных русских и поляков-католиков, а также некоторых латгальцев, казавшихся политически неблагонадежными лицами. В итоге в Германию угнали 8258 человек — 5606 мужчин и 2652 женщины…

И мы не найдем подобных кампаний и методов их проведения в том же 1942-м или следующем 1943 году, к примеру, в Земгале.
 
Вспомним карательную акцию с циничным названием «Летняя прогулка» (Sommerreise, Vasaras ceļojums), проводившуюся в Латгале в августе 1943 года. Тогда силами СД и более чем 1150 полицейских были арестованы и помещены в Саласпилский концлагерь или высланы на принудительные работы в Германию «политически неблагонадежные лица» с членами семей.

По разным данным, их общая численность составила от 3284 до 3304 человек. Достоверно известно, что среди них были, по меньшей мере, 958 мужчин, 1285 женщин и 1041 ребенок до 14 лет. Это были люди из Абрене (Пыталово), окрестностей Лудзы, Резекне, Даугавпилса...

Заранее планировалось около 4000 жертв, но люди, не дожидаясь карателей, уходили прятаться в леса и шли в партизаны...

 


Разве «Летняя прогулка» до боли не напоминает какую-то другую карательную операцию нацистов и их пособников с абсурдно-вычурным названием, проводившуюся в Белоруссии и России несколькими месяцами ранее?

Которая во многом являлась, по выражению уроженца Лудзы, известного израильского историка Арона Ильича Шнеера, своеобразным «походом за рабами».

Добавим — походом за красную черту. Но там, еще дальше на восток и юго-восток, вообще доходило до создания «мертвых зон»… В Курляндии такого не было даже в преддверии агонии нацистов.
 




Post Scriptum
 
Ну а что потом было с теми служащими СД (Sonderkommando Arajs) и полицейскими, которые помогали немцам творить беспредел за красной чертой? С теми, кто прямо или косвенно участвовал в репрессивных акциях на территории Латгалии или охраняли жертв этих акций в Саласпилсском концлагере?

Кто не дезертировал, не попал в плен и не был убит к осени 1944 года, те оказывались, как правило, в каких-то подразделениях Латышского легиона СС или на курсах переобучения.

Так, в декабре 1944 года на территории Германии было развернуто полевое запасное депо 15-й латышской гренадерской дивизии войск СС, куда сливали остатки различных расформированных латышских подразделений. В этом депо числилось два строительных и один гренадерский полк.

 
Рассмотрим конвульсивные метаморфозы переформирований на примере одного подразделения — 276-го Кулдигского латышского полицейского батальона.

Сформирован он был 7 декабря 1942 года в Болдерае из числа добровольцев, членов «самоохраны» и части личного состава 266-го «Е», 275-го и 279-го Цесисского полицейских батальонов (командир — полковник-лейтенант Освалдс Мейя, затем полковник-лейтенант Янис Бирзулис).

Участвовал в карательной операции «Зимнее волшебство» (Winterzauber, Ziemas burvība) на территории Белоруссии и России (февраль-март 1943 года), затем был отведен в район Абрене, где выполнял свои функции и во время операции «Летнее путешествие».

Параллельно накатывают волны слияний и переименований. Так, 15 июля 1943 года в 276-й вливают расформированный 273-й Лудзенский латышский полицейский батальон. Затем, 11 августа 1943 года, он уже сам был зачислен в качестве 4-го батальона в «Латышский добровольческий полицейский полк» (Lett. Freiw. Pol. Rgt.), который, в свою очередь, с 4 сентября 1943 года переименован 1-й Рижский латышский добровольческий полицейский полк, а с 26 октября 1944 года — в Гренадерский полк Ваффен СС «Рига» (Waffen Gren. Rgt. der SS „Riga”), действовавший в составе 15-й латышской дивизии Ваффен СС.

В рядах этого полка личный состав бывшего 276-го латышского полицейского батальона и других включенных в него подразделений принимал участие в карательных акциях против мирного населения, а также в боях с партизанами и частями Красной Армии.



 

…Ну и не будем забывать, что бывший латвийский полицейский Викторс Арайс лично «отметился» командованием 1-м батальоном 34-го полка 15-й латышской гренадерской дивизии СС в феврале 1945 года, хотя толку от него в этом качестве было ничтожно мало.
            
                        

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Европарламенту предложат ввести санкции против Эстонии и Латвии

За неонацизм

 Андрей  Яковлев
Латвия

Андрей Яковлев

Редактор портала BALTNEWS.LV

«Стань одним из нас!»

Кем?! Легионером Waffen-SS?

Виктор Гущин
Латвия

Виктор Гущин

Историк

Нацистский шабаш в центре Риги

16 марта: итоги

Сергей Васильев
Латвия

Сергей Васильев

Бизнесмен, кризисный управляющий

Русский мэр разрешил

почтить память 15-й и 19-й дивизии Waffen SS

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.